Интервью с Edgy 59
Автор: missionair

Имя нашего собеседника долгие годы находилось в тени тайн и загадок. Найти о нем какую-либо определенную информацию было делом практически невозможным, и любые попытки приоткрыть завесу мрака были обречены на провал. Все это, однако, не помешало (если не наоборот) приобрести ему культовый статус в среде любителей самых экстремальных форм дума. Каждый, кому довелось слышать легендарную американскую формацию Burning Witch, не мог не запомнить уникальный голос вокалиста, скрывавшегося за псевдонимом EDGY59. Представьте, каковы были мои удивление и радость, когда он любезно согласился ответить на многочисленные накопившиеся вопросы и сделал это с исчерпывающей полнотой и большим терпением. Также хотелось бы поблагодарить за помощь Oppovstvs и Abysspreacher – без вашего участия это интервью не было бы завершено.

Пожалуйста, представься читателям и расскажи, что сочтешь нужным, о себе.
Меня зовут Эджмонт. Я вокалист, композитор и артист. Я верю в то, что делаю, не приношу извинений и не предлагаю никаких объяснений своей работы и поступков. Я считаю себя странствующим рыцарем и вижу свою жизнь как возможность пошатнуть основы мировоззрения людей на этой Земле. Я верю в то, что для создания новых путей необходимо уничтожать старые, и именно этим и занимаюсь большую часть времени. Я движим в этом направлении и не нахожу возможным это остановить.

Помнишь ли ты день, когда музыка вошла в твою жизнь? Как ты решил стать музыкантом, что послужило началом всему этому: определенное событие или скорее некий внутренний процесс?
Это было в третьем классе. Классе мисс Вулф, если быть точным. Внезапно я решил спеть в школьном конкурсе талантов и выиграл. Учительница была подругой моей матери, и после этого я был записан в местный хор мальчиков. Этого опыта было достаточно, чтобы заставить меня бросить пение и начать играть на пианино. Я принялся играть на пианино и преуспел. Играю на нем и по сей день, в числе прочих инструментов. Всё изменилось, когда в 1978-м мама взяла меня на концерт KISS во время их тура "Love Gun". Эти переживания поменяли всё. В том же году я уже слушал Black Sabbath и представлял, что Оззи говорит именно со мной (и только со мной). Разумеется, это было прекрасно. Мне было десять лет. Саббаты с тех пор навсегда стали постоянной величиной в моей жизни. Полагаю, следующий уровень понимания наступил, когда я получил "Stratosfear" Tangerine Dream в качестве подарка. Моё сознание навсегда открылось новым идеям, и я вступил на более экспериментальную и исследовательскую тропу в моём музыкальном самовыражении. Мои мотивы навсегда изменились. Меня больше не волновало, поймут ли люди то, что я делаю. Я больше не переживал, понравлюсь ли им.

И каков был твой первый опыт создания собственной музыки?
Я постоянно играл на пианино в детстве. У нас стояло дома одно, старинное, настроенное для нормальной игры, и я каждый день на нём играл. В любом случае, я был заинтересован исключительно в сочинении собственных композиций. Каждую неделю я работал над новой. Некоторые из них становились длиной в час или больше. Вплоть до сегодняшнего дня я могу сыграть по памяти почти всё, когда-либо написанное мной. Я освоил гитару в четырнадцать. Барабанную установку – в пятнадцать. Потом заполучил синтезатор Oberheim OB8, когда мне было шестнадцать. Копил на него два года. Затем начал писать композиции с пугающей скоростью. Ушёл из школы. Создал группу. И уехал из дома, чтобы отправиться в турне с ней. Это был 1985 год. Моя группа называлась MINDWORK. Мы исполняли полностью импровизационную экспериментальную электронную музыку (то, что сегодня назвали бы нойзом), и со значительным мастерством. У нас не было ударных, конечно, и никаких узнаваемых звуков. Совершенно абстрактные конструкции. Мы ухитрились провести в туре по штатам практически целый год, безо всякого бюджета или ресурсов, достойных упоминания. Разумеется, мы, в свою очередь, никому не нравились. Мы вернулись в родной город нищими и бездомными. Это стало образцом для повторения в течение многих лет.

MINDWORK записали и выпустили какой-либо материал?
Мы записывались всё время. У нас в то время была собственная студия и мы не делали ровным счётом ничего, кроме записи. В какой-то момент мы подыскали контракт со звукозаписывающей компанией, но из этого ничего не вышло. В любом случае, этот проект был скорее ИССЛЕДОВАНИЕМ. Мы постоянно давали единственные в своём роде концерты и приобрели некую локальную поддержку. Мы так никогда ничего не выпустили У меня есть все старые мастер-копии (продолжительностью около 20 часов). Я перевёл их в DAT формат для сохранности много лет назад.

Ты не планируешь выпустить что-либо из этого материала когда-нибудь?
Нет. Мне нужно найти всех участников, принимавших участие в создании этих записей и тогда мы могли бы выпустить их ВМЕСТЕ. Я не единственный сочинитель или владелец этих записей.

Не так много (если не сказать ничего) известно о твоей деятельности в ранние годы. Чем ты занимался после распада Mindwork?
Я переехал в Нью Йорк и начал трудиться над созданием струнных квартетов и симфонической музыки. Я так же постоянно работал над "нойзовым" материалом, но сосредоточился на исследовании акустического звука и его возможностей. Мне нравится, что ему приходится взаимодействовать с существующей ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДОЙ, для того чтобы возникнуть. Как бы то ни было, я пресытился и устал от этого, поскольку мои навыки композитора не были еще достаточно развиты. В это время я начал играть на стике Чепмена. Я сфокусировался на этом на пару лет, пока не надоело, поскольку надолго на нём не задержишься. Примерно тогда же я решил переехать в Сиэттл. Это был 1994 год.

Принимал ли ты участие в деятельности каких-либо местных групп в первое время или продолжил работать над собственным материалом?
Сначала я работал над своими вещами. Вернулся к своим корням создания электронного звучания и начал собирать массу оборудования. Во время покупки гитар у местного продавца подержанных музыкальных инструментов, я встретил Дубха Дэвида Блэка. Мы решили создать экспериментальный нойз-рок проект вместе с его другом, владельцем студии Private Radio, Патом Греем. Позднее, Дубх и Пат запишут самый первый материал Burning Witch для нашего демо в той студии. Так мы начали давать концерты под именем Junkhalo, термином, изобретённым Дубхом, ссылающимся на ореол обломков на орбите вокруг Земли. Это также было отсылкой к наркотикам, что было довольно актуально в то время. У нас было множество концертов в большом количестве клубов в области Сиэттла где-то в течение года. В это время мы сделали EP, названный "Bugs Eating", и выпустили его самостоятельно на кассете. Впервые со времен детства я запел. Мое настроение и манера поведения в общем быстро утопали в депрессии, и мое пристрастие к героину достигало критической отметки. Никто не мог вынести моего вида, не говоря уже о присутствии, так что нет необходимости рассказывать, что я не мог выполнять свою работу, а группа разваливалась на части. Именно в это время я познакомился со Стюартом Далквистом.

Как это произошло?
Я чинил свою машину на подъездной дорожке, а Стюарт жил дальше в конце улицы. Ему понравилась машина и мы начали дружить. У меня был старый Студебекер, и он был единственным из всех парней кругом, кто мог с ним что-то сделать. Мы немного потолковали о музыке, и я рассказал ему о намечающемся концерте Junkhalo. Он пришёл на него и в следующий раз привёл с собой О’Мэйли и Грега показать, как я пою. Мы выступали с Boris и Kirihito, и они были впечатлены. Этот концерт оказался последним в истории Junkhalo. Спустя неделю я джемил с теми, кто позднее стали участниками Burning Witch.

Ты слышал о Thorr’s Hammer? Слушал ли дум вообще?
Я слышал про Thorr’s Hammer, но никогда не слышал их. Я был в курсе пары концертов, которые они давали в течение года или около того. В любом случае, я не поклонник низкого, гуттурал вокала в целом, так что эти концерты не посещал. Моё окружение в том, что сейчас называют ДУМом, на самом деле куда больше СЛАДЖевое, чем какое-либо иное. Я вырос в Шарлотте, штат Северная Каролина, и в то время там была основная сцена ранних сладж-групп. Sewer Puppet и позже Buzzov*en. В обеих этих группах играли мои друзья, так что я провел много времени рядом с этой тусовкой. В 1988-м всё было настолько в новинку для всех, что мы и не знали, как это назвать. Слова "СЛАДЖ" и "ДУМ" – новые прозвища старых идей. В наши дни, похоже, все соответствует какой-либо категории, но в те времена все было совсем не так. Я столько раз видел, как Buzzov*en рвали публику. Это изменило мою жизнь! Они – главная причина того, что я люблю медленную, тяжелую музыку. Ну, не считая Black Sabbath. Вокальная манера Кирка Фишера была ранним влиянием на мою собственную. Они жили в доме, в котором жили и репетировали Morbid Angel за пару лет до того, как уехать из города. Существует множество историй о событиях, происходивших там! То были очень хорошие годы для меня и как раз тогда формировались идеи, которые позже были претворены в жизнь в таких группах, как Burning Witch и The Poisoned Glass.

Каким было твое первое впечатление о парнях, с которыми ты потом создал Burning Witch? Обсуждали ли вы в каком направлении собираетесь развивать звучание группы или это происходило естественно?
Это странный вопрос, но, полагаю, вполне заслуживающий право на существование. С самого начала я был полностью поглощён Burning Witch. Парни произвели на меня должное впечатление, и мне захотелось стать частью проекта. Такая динамичная группа, как Burning Witch, в первую очередь наполнена экстремальными персонажами. Так должно было быть. Это та ситуация, когда даже если вы ненавидите друг друга по тем или иным причинам – вы любите друг друга, потому что только ВМЕСТЕ вы можете создать эту неостановимую силу и движение. Именно таким образом я бы описал пребывание в Burning Witch. Едва взявшись за эту задачу, мы были связаны честью и под страхом смертной казни и вечных мучений довели дело до конца. Было ясное ощущение того, что это важно. Причина выше наших личных мотивов, желаний или нужд. За годы мы все стали братьями на очень глубоком уровне. До нынешнего дня мы братья, и не имеет значения, что может произойти между нами, хотя некоторые могут сказать иначе. "Ведьма" была для всех нас чем-то особенным, кроме того, я уверен, важнее, чем любая другая вещь была или будет. Это идеальный расклад. Оглянуться назад на годы, проведенные в "Ведьме", достаточно, чтобы найти причину продолжать жить. Я считаю, что все еще нахожусь в составе Burning Witch, до самой смерти. Это единственная вещь в моей жизни, которой я горжусь безоговорочно. Что касается звучания: я думаю, это был один из немногих случаев, когда я был в группе, которая ДЕЙСТВИТЕЛЬНО являлась совокупностью её составляющих. Мы все предоставляли свою соответствующую долю целого и итог был просто автоматически идеальным. Постоянно. Каждый раз. Это действительно происходило естественно.

Одной из наиболее запоминающихся вещей, касающихся Burning Witch, является твой вокал, действительно уникальный и неповторимый. Ты упомянул Кирка из Buzzov*en, повлиявшего на твою манеру пения. Кто еще также вдохновлял тебя?
Что касается прямых влияний на мой вокал, это были Кирк Фишер (Buzzov*en), Оззи Осборн (Black Sabbath) и Джефф Клейтон (Antiseen). Также есть другой род влияний: люди и группы, вдохновлявшие меня музыкально или вообще в целом. Это Black Sabbath, Buzzov*en, Tangerine Dream, Кшиштоф Пендерецкий, Джон Кейдж, Карлхайнц Штокгаузен, Гордон Мумма, Клаус Шульце, Chrome, Throbbing Gristle, Phantom Tenants, The Damned, Darkthrone, Burzum, Bathory, Morbid Angel, KISS, Cirith Ungol, Venom, Sewer Puppet, Merzbow, Katatonia, и еще многие, их действительно слишком много, чтобы перечислять полностью. ТАКЖЕ – я верю, что влияния не обязательно диктуют то, как будет звучать исполнитель. Скорее это влияние на САМОИДЕНТИФИКАЦИЮ личности и ключ к тому, во что человек верит. Но ЛЮБОЙ может звучать так, КАК ТОЛЬКО он пожелает, вне зависимости от того, во что он верит.

Помимо вокала, ты автор всей лирической составляющей, верно? Как ты можешь описать, о чём песни, и для какой цели служат эти пугающие и извращённые образы? Немногие тексты доступны для чтения, намерен ли ты когда-нибудь опубликовать их целиком?
У меня есть правило никогда не петь слов, которые я не создавал. Так что да, я написал всю лирику Burning Witch. Группа писала все наши песни вместе, в формате репетиций, где мы все пробовали свои идеи вживую, затем останавливались и обсуждали, как они работают, переделывали их и пробовали новые вещи. Я находился там, сочиняя лирику экспромтом и так же пробуя новые идеи. Потом я переписывал текст, забирал домой плёнки репетиций (записанные на кассетном магнитофоне) и усовершенствовал его. По большей части, каждая песня подобна легенде или истории. С центральным персонажем, будь то протагонист или антагонист. Большинство имеют глубокий смысл и мораль истории. Пугающая и извращенная образность – это просто то, как я мыслю в рамках символизма. Для меня это вовсе не пугающе, всё имеет идеальный смысл. Все же есть пара исключений для этой формулы. "Tower Place", "Sacred Predictions" и "Stillborn" в основном автобиографичны. Это очень особенные для меня песни, и то, что я их написал, помогло мне справиться с весьма сложными проблемами, которые были у меня в то время. Я провёл большую часть жизни в тайной глубокой депрессии, которую приучился лелеять и держать в себе. Но во времена "Ведьмы" у меня было много проблем с пониманием собственной природы. Я хранил большую часть лирики как святыню и препятствовал её публикации, вот почему только две песни известны человечеству. У меня нет планов публиковать какие-либо из текстов в будущем. Я не испытываю нужды быть принятым или понятым. Я полагаю, людям следует воспринимать песни, как абстрактные формы и соотносить их с собственной жизнью. Музыка существует только в вашей памяти. Ваше сознание заполняет пустоты. Она мимолётна: вот она есть, а вот исчезла, с тобой остаётся лишь то, как ты расценил её важность для собственной жизни. Это неоспоримо. Вот почему музыка живая, а изобразительное искусство – мертвая форма. В наши дни изобразительное искусство не более чем маркетинговый инструмент, сопровождающий другие виды медиа. Всё это уже пройденный этап. Музыка мистична и сокрыта в неясности воспоминаний. Она никогда не умирает и не бывает два раза одной и той же.

Итак, как гласит история, вскоре после создания в Burning Witch осталось лишь четверо. Какова была причина ухода Грега Андерсона?
Я полагаю, он покинул группу, чтобы переехать в Лос Анджелес, запустить лейбл Sourthern Lord и создать группу Goatsnake. Все, что мне известно, так это то, что однажды он исчез и все. Каковы бы ни были причины, я был рад его уходу. Мы так и не сблизились с ним, и, говоря откровенно, я считал его источником множества трений внутри группы. После того, как он ушёл, наш звук стал более плотным, заметно потерял в блюзовости. И, разумеется, оставив Burning Witch, он получил возможность собрать одну из лучших групп последней части двадцатого столетия: Goatsnake. Грег – сильная личность и пионер жанра.

Что ж, звук стал плотней, и вскоре уже пришла пора запечатлеть его на виниле. Насколько сложно было получить контракт с лейблом? Кто занимался менеджментом, организовывал концерты и т.д.?
У нас никогда не было контракта. Все релизы записей, сделанных нами, были осуществлены уже после распада. Мы записывали всё самостоятельно, оплачивая расходы на продакшн из собственного кармана. У Стюарта была тьма связей в андерграунде, и это помогало, когда приходило время записать что-то или дать концерт. Стив Альбини был его старым другом, и заполучить его для записи не представляло никакой проблемы. Я полагаю, Стюарт также договаривался обо всех наших выступлениях. У нас не было менеджера, но, думаю, Стюарт выполнял большинство его функций. У Стива был его журнал, "Descent", но он никогда не использовал его для продвижения группы или какой-то другой помощи нам. Джейми и я, просто не давая всему развалиться, были слишком заняты, чтобы иметь хорошие связи или помогать группе как-либо в этом плане. Слушай, ты должен понять – мы не нравились никому. Не было вообще никакой поддержки такой группы, какой была Burning Witch. Легендарность пришла спустя долгое время после того, как мы прекратили свою активность как коллектив. Вы можете поблагодарить за это Грега Андерсона. Он выпустил все наши работы, как только его лейбл заработал на полную катушку. Я думаю, это был 1997-й или 98-й год. Я не уверен, поскольку в то время занимался другими вещами и пытался поднять Sinisstar на ноги. ДУМ и ДРОН сцены Америки были построены Грегом Андерсоном и Southern Lord.

Как обычно выглядели ваши выступления? Ты помнишь группы, с которыми делил сцену? Сохранились ли какие-то яркие впечатления о ваших концертах?
Наши выступления проходили в маленьких и небольших барах и клубах. В начале концерта помещение обычно было заполнено наполовину. К началу второй песни оставалось человек десять из аудитории. Это обобщение, разумеется, но довольно точное. Мы играли с Napalm Death, At The Gates, Overkill, Silkworm, Darkenwood, Swarming Hordes, Rorschach Test и другими, но меня это никогда не волновало по-настоящему. Я всегда полностью сосредоточен на том, что делаю. Я нахожусь в состоянии, которое не оставляет места для вещей, способных отвлечь меня в течение выступления. Что касается историй о наших концертах, я не могу вспомнить ничего интересного. Всего лишь бесконечная фигня насчёт внутренней борьбы, плевков друг на друга, неуплаты до тех пор, пока Стюарт не пригрозит владельцу клуба расправой – обычное отношение.

Второго июня 97 года Burning Witch появились в эфире канала 29 Live, чтобы исполнить живьём две песни, которые были сняты и, полагаю, транслировались. Эта старомодно наряженная девочка, представлявшая вас, выглядит действительно весьма забавно! Как вообще подобное могло произойти, ты помнишь детали происходившего?
Да, мы появились на кабельном канале общего доступа "29 Live" в 1997-м. Это было незадолго до конца существования команды. Стюарт знал парня из этого шоу, так что он договорился обо всём. Женщина, которая представляла нас, работала на этом ТВ-канале. Это единственная известная съемка выступления Burning Witch. Мы также исполнили песню "Siren Song", которая никогда не была выпущена. Я был в полное говно в тот вечер. Я вижу это по своему лицу. Больно смотреть. Хорошее выступление, но даже близко не стоит с тем, на что мы были способны живьём. Мониторы на сцене были действительно ужасны, так что мы с трудом слышали сами себя. Настоящий живой концерт Burning Witch был подобен гребаному КОНЦУ СВЕТА для всех присутствующих. Гораздо лучше по сравнению с тем, что видишь в этой передаче.

Уверен, что так и было! Но определенно кто-то должен был оставаться на концертах, хотя бы четверть толпы, верно? У вас был некий блэк-металлический дух, возможно блэкеры ходили на ваши выступления? Какими в основном были люди, принимавшие вас?
Ты знаешь, сложно точно определить нашу аудиторию. Частично потому что, как я уже говорил раньше, мы не нравились НИКОМУ. Во время выступлений я смотрел в глаза каждому, кто не отводил взгляда, и видел в них много страха. Страх, отвращение, замешательство – все эти эмоции были преобладающими среди нашей аудитории. Это была ситуация, когда группа не может найти возможность выступить на нужной площадке, перед людьми, желающими пережить подобные ощущения. Мы много играли в месте под названием "China Club". Это был типа наш родной клуб. Его посетители привыкли к нам, именно там мы играли с Napalm Death и At The Gates. Люди все равно нас не понимали, даже фанаты этих групп. Самым удачным можно считать выступление в Олимпии, штат Вашингтон, в старой пожарной части. Это было что-то наподобие центра коммьюнити, и мы играли с Darkenwood и Swarming Hordes. Аудитория была полна красти дез-панк ребят. Ты знаешь таких – веганы, дредлоки, нашивки по всей одежде… Они ПЕРЛИСЬ от нас! Это был концерт незадолго до конца истории группы, в любом случае. Я думаю, мы действительно смогли сыграть полностью наш сет! Тогда это было редкостью. Что касается твоего другого заявления: я не считаю, что у нас вообще был блэк-металличский дух.

Вторая запись, озаглавленная "Rift.Canyon.Dreams", представила слушателям нового участника группы, Б.Р.Э.Д.а. В чём заключалась причина смены барабанщика?
Джейми Сайкс оставил группу из-за переезда обратно в Англию, а Стюарт знал Брэда по сиэттлской сцене. У Брэда много талантов, и он чертовски крутой парень. Он немедленно влился в коллектив и действительно полностью отдался делу "Ведьмы". С Брэдом за барабанами мы двинулись в сторону большей концептуальности – и меньшей сладжевости. Тогда эти изменения мне пришлись не по душе, но сейчас я вижу, что это было прообразом современной дрон-сцены. По этому поводу я готов публично заявить, что мне не нравится склонность к вычурности в дрон жанре. Я называю его в шутку "хипстер дрон" и расцениваю как в высшей степени претенциозный и совсем не думовый. Он стал беззубым и утомительным. И это НЕ ДУМ до тех пор, пока он не УСТРАШАЮЩИЙ. Даже в этом случае он оставляет меня желать знааачительно большего. ДУМ в его истинной форме должен брать своё название от того, что он заставляет слушателя УЖАСАТЬСЯ СОБСТВЕННОГО СУЩЕСТВОВАНИЯ. Это не имеет никакого отношения к темпу или строю, но ПОЛНОСТЬЮ зависит от ЗАМЫСЛА и ОТНОШЕНИЯ. Не заставляй меня говорить обо всех этих ЖАЛКИХ группах – ВЫ ЗНАЕТЕ, КТО ВЫ, и ВЫ ОТСТОЙНЫ!

В 1996-м ты и О’Мэйли работали совместно над харш-нойз проектом Sarin. Что за идея стояла за этим? Можешь рассказать больше?
По существу, это я пригласил О’Мэйли присоединиться ко мне для экспериментальной рекорд-сессии, которая принесла хороший результат, и посему за ней последовало множество других. После того, как материал был завершён, он назвал проект Sarin и издал его на Slaughter Productions в Италии, по сути, не интересуясь моим мнением. Это был кассетный релиз ограниченного тиража. Ни один из нас не получил за него никаких денег. В действительности, это вовсе не жёсткий, по моим меркам, нойз. Я совершил большое количество ранних цифровых манипуляций, которые были весьма продвинутыми для того времени. В настоящее время я работаю с моим давним другом Дэвидом Дубх Блэком над весьма похожим проектом, называющимся DUBH59. У нас нет планов выпускать что-либо, просто исследуем звук ради самого процесса.

О еще одном имени, ассоциируемом с Sarin – Sphelter, нет никакой информации, за исключением того, что это твой нойзовый проект (или был им). Когда ты начал им заниматься и какова его судьба?
Sphelter – все еще активный проект. Я запустил его в 2006-м. Он состоит из экспериментов, направленных на вызов специфических биологических ответных реакций у слушателя. Каждая "песня" – это отдельный эксперимент, следующий научному методу и разработанный для того, чтобы порождать различные реакции в человеческом теле. Я считаю, что большинство музыки, называющейся "экспериментальной", на самом деле имеет "исследовательскую" природу. В случае, если бы она действительно являлась "экспериментальной", ей следовало бы соответствовать научному методу, находиться под контролем и определяться рамками исследования, направленного на получение определенных результатов. Все это не имеет отношения к подавляющему большинству "экспериментальной" музыки. В целом, чаще всего это лишь "исследование" неких идей людьми, не представляющими конечного результата. Так что Sphelter – это моя попытка быть действительно ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫМ композитором. То, что получается в итоге, практически невозможно слушать. Очень жестко в одних местах и почти бесслышно в других. Я работаю над этим проектом уже многие годы, но поскольку я не хочу ничего выпускать до тех пор, пока не доведу до УСПЕШНОГО завершения несколько экспериментов, выпуск релиза может потребовать еще больше времени. Я рассматриваю этот проект как место, где встречаются призвание к науке и к искусству. Я многому научился, пока работал над этим исследованием.

Ну а что ты можешь сказать о издании твоих старых записей сегодня? Видел ли ты последнее переиздание Burning Witch "Crippled Lucifer"? Ты доволен оформлением и остальным?
Я очень тепло отношусь к наследию Burning Witch. Я всегда питал к нему сильные чувства, и отрадно наблюдать за тем, как оно набирает популярность, пусть даже посмертно. Что касается оформления – мне оно нравится. Я считаю, оно хорошо подходит к концепции и эстетике музыки. Стив О’Мэйли – блестящий иллюстратор. Также мне понравились фото оригинальных листов из моего блокнота с лирикой. Это прекрасная упаковка.

Вернемся к "Ведьме" на пару вопросов. Что привело группу к распаду?
Началом конца стали последние месяцы 1996 года, когда Джейми Сайкс совершенно неожиданно уехал обратно в Англию. Я воспринял его отсутствие словно зияющую дыру в ткани времени и пространства. Он такой восхитительный барабанщик. Можешь мне не верить, но именно из-за НЕГО "Ведьма" звучала так грязно. После этого Стюарт привёл к нам Брэда. Он достойный исполнитель и чрезвычайно глубокая и искренняя личность. С ним за ударной установкой группа двинулась в сторону более модернового, артистичного и минималистичного звучания. Это все замечательно, и, возможно, такова естественная эволюция, но это так никогда и не стало тем, чем могло бы. Затем в 1997-м О’Мэйли решил переехать в Европу, чтобы заниматься своими делами, связанными с изобразительным искусством. У нас была встреча после его ухода, и мы приняли решение прекратить деятельность группы. Это стало началом моего падения вниз, длившегося на протяжение десятилетия и неоднократно доводившего меня до черты полного самоуничтожения. У нас не было ни единого релиза вплоть до 1998 года. Мы объединились, чтобы дать пару концертов на западном побережье в то время, но волшебство испарилось, мы все были сосредоточены на других проектах. Сейчас я мечтаю, чтобы это никогда не заканчивалось. Это был, что называется, идеальный расклад.

Самое поразительное, что ни одна статья о Burning Witch никогда не упоминает о решении О’Мэйли насчёт переезда в Европу, объясняя факт распада группы тем, что ты покинул группу ради Sinisstar. Продолжать без Стивена было бессмысленно?
Да, это поразительно. В большинстве статьей, что мне довелось читать о Burning Witch, было много неправдивого. Мы со Стюартом неоднократно обсуждали это, находя разочаровывающим. Я уверен, что это связано с теми, кто предоставлял информацию и тем, в каком свете они старались выставить себя и меня. Я не вижу иных причин лгать о произошедших событиях, кроме попытки представить себя лучше, чем есть, и сделать из меня козла отпущения, чтобы замести следы. Я даже читал одну или две биографии, ПОЛНОСТЬЮ сфабрикованных, чтобы моё участие выглядело незначительным! Или различные метальные распечатки, сочиненные О’Мэйли, в которых вообще нет ни единого упоминания о моих текущих проектах. Хаха! Или интервью, которые он давал, с заявлениями о том, что я торчу на стимуляторах и живу на улице. Это трудно признавать, но в действительности мы имеем дело с беззастенчивой саморекламой, не имеющей никакого отношения к правде. Я наблюдал за происходящим многие годы и тихо смеялся про себя. Мне в действительности плевать, что люди думают обо мне, но, пожалуй, может прийти время расставить вещи по своим местам. Само название "Crippled Lucifer", так же, как и ВСЕ названия (за исключением "History Of Hell") и ВСЕ слова/тексты – созданы мной. Уверяю – я бы НИКОГДА не покинул Burning Witch, НИ ПО КАКОЙ причине, НИ ЗА ЧТО! Решение было принято, поскольку без участия первоначальной основной группы людей, это больше не было подлинной "Burning Witch". Мы уже заменили барабанщика, и я считал, что нам следует взять перерыв еще в то время. Так что нас было трое из оригинальной четверки, и один покидал наши ряды. Нетронутой оставалась ПОЛОВИНА первоначального состава. Недостаточно. "Ведьма", по моему мнению, это Стюарт Далквист, Стивен О’Мэйли, Джейми Сайкс и я. Не какая-то сборная солянка с постоянно меняющимися участниками. Между нами четырьмя было нерушимое доверие. Так что пришло время прекратить деятельность. Да, было бессмысленным продолжать под именем Burning Witch без Стивена О’Мэйли.

Я слышал, Том Уорриор приглашал группу воссоединиться для выступления на Roadburn в рамках "Only Death Is Real", что насчёт этого? Существует ли вероятность воскрешения Burning Witch?
Предложение было сделано Томом Уорриором Стивену О’Мэйли и он отклонил его. Остальные участники были оповещены об этом постфактум. Трое из нас (Стюарт, Джейми и я) были бы рады вновь собраться вместе по старой памяти и сыграть на одной сцене впервые за десятилетие, но мы даже не были в курсе происходящего до тех пор, пока предложение (великая честь) не было отвергнуто. По моему мнению, существует слишком много разногласий и скрытых мотивов для того, чтобы иметь нормальные рабочие отношения со Стивеном в данный момент. Возможно, это и к лучшему. Понимаешь, мы трое хотели этого не ради денег, нам просто хотелось снова быть вместе в группе. Но обстоятельства таковы, что мы живём в разных штатах – в тысяче миль друг от друга. Реюнион мог бы сделать это возможным. Но, увы, этому не суждено произойти. Как я уже сказал – возможно, к лучшему. Мне грустно говорить это, но так и есть. Время Burning Witch ушло.

Можно считать это лучшей эпитафией легендарным Burning Witch, но это не был конец всему. Расскажи нам о Sinisstar – множество людей, которым нравятся "Ведьма" и дум в целом, выглядит удивленными, даже шокированными, когда узнает, что ты пел в этой группе и часто выражает своё недовольство чем-то в духе: "и как он только мог покинуть Burning Witch ради такой дерьмовой поп-группы?!"
В середине 1997-го, спустя около месяца после распада "Ведьмы", я собрался создать новую группу. Начал больше играть на гитаре и решил искать только бас-гитариста и барабанщика, выступая в качестве трио. На создание музыки изначально меня вдохновили KISS, и я решил, что хочу сделать глэм-металлическую банду, но только немного отличную от остальных. Я незамедлительно нашёл драммера, восхитительного Райана Твидта (Твидти) и мы приступили к репетициям в здании старого заброшенного театра бурлеска в Балларде, штат Вашингтон (пригороде Сиэттла). Не заставила себя ждать и наша встреча с бас-гитаристом, Шэдоу, нам было суждено стать лучшими из друзей. Так что мы втроем просто писали песни и играли их постоянно, в конечном итоге перебравшись на жительство в старый театр. У нас не было буквально НИЧЕГО. Живущие в сквоте уторчанные глэм-металхеды из канавы. Хаха. В конце 1997-го я приехал в Лос-Анджелес для встречи с Джоном Андерсоном, старым издателем Burning Witcher, рассчитывая на его помощь с тем, что сейчас известно как Sinisstar. Он сказал, что продюсер – Боб Марлетт – работает с Black Sabbath и может заинтересоваться нами в силу каких-либо причин. Встреча была назначена на несколько дней позже.

Я появился у студии Cornerstore в Бербенке, штат Калифорния, около полудня, чтобы повстречать Роба Хэлфорда, болтающего по телефону на парковке. Я был поражён, но постарался не подать виду. Оказалось, что Боб работал тогда над записью одного из его сольных альбомов. Они предложили мне присесть и подождать немного, пока Боб освободится. Я наблюдал за тем, как они работали, так что ко времени встречи я благоговел перед Бобом. Встреча прошла хорошо. Он сказал, что ищет нового вокалиста в Black Sabbath. Кого-то помоложе и с новым взглядом на вещи. Встреча и прослушивание/джем сейшн были назначены на следующую неделю. Я собирался джемовать с самими, мать их, Black Sabbath!!!

Сейшны проходили хорошо, и я отлично поладил с Айомми, Батлером и Эпписом. Что за чудеса! Мы поотрывались пару дней и я вернулся к своей нищенской жизни в Сиэттле. По возвращении я не рассказывал о произошедшем НИКОМУ, за исключением своих товарищей по группе. Все равно никто бы не поверил! Я до сих пор не очень-то обсуждаю это. Весьма особенный момент моей жизни, который я предпочитаю хранить в себе. Спустя пару недель мне позвонил Боб – он хотел видеть меня! Опять еду на встречу с ним в Л.А., и на этот раз мой проезд полностью оплачен. Снова встреча проходит хорошо. Как оказалось, были начаты переговоры о том, чтобы возобновить работу с Оззи! Разумеется, я был рад только знать об этом, но мои возможности с Бобом не были исчерпаны. Все только начиналось. Он сказал, что хочет послушать, чем я занимаюсь, и после того, как я проиграл ему наше одноименное демо, записанное своими силами, захотел продюсировать нашу дебютную пластинку и обещал найти нам хороший контракт! Следующие годы будто пролетели, в то время как у нас был контракт с Geffen/Interscope, туры по всей стране, интервью с Rolling Stone и все в таком духе. Как бы то ни было, в целом всё это было словно мечта детства, ставшая кошмаром. Когда всё было сказано и сделано, я успел заработать и потерять миллион долларов, продать полмиллиона записей и оказаться кинутым или преданным всеми возможными способами. Я рад, что у меня был этот опыт, но не меньше рад тому, что с этим покончено. Пять лет прошло, пока над этой ситуацией рассеялся дым для меня, и лишь в последние пару лет у меня вновь возникло побуждение к созданию музыки. Такое ощущение, будто мне дан второй шанс сделать что-то стоящее. Теперь я опасаюсь многих вещей, о которых другие только мечтают.

Подводя итог, скажу, что горжусь своей работой с Sinisstar. Но, по моему мнению, ей не хватает некой целостности и артистической индивидуальности. Если бы мне пришлось все переделывать, я бы принимал те же решения, но стоял на своём, не прислушиваясь ко мнениям такого множества людей со своими собственными интересами касательно моей работы. Я никогда больше не желаю оказываться в ситуациях, связанных с мейджор-лейблами, но по крайней мере я был там, сделал это и нет больше нужды гадать, хочу я этого или нет. Теперь я делаю то, что нужно МНЕ.

Черт, это просто поразительно! Что можешь сказать о Фреде Дёрсте и вашем совместном туре с его группой, Limp Bizkit?
Фред Дёрст – самый большой кусок дерьма, который мне доводилось встречать. Ему нельзя доверять, как бизнесмену, и он украл риффы с моего демо и использовал их в своих записях. У него нет совершенно НИЧЕГО достойного, чтобы предложить этому миру. Полный неудачник. Я сказал все это ему в лицо. Также он якшается с представителями низшей ступени бизнес-иерархии – ворами музыкальной индустрии, офисным планктоном. Конкретно с Джорданом Шуром. Этот также полный идиот, подписывает контракты с группами, чтобы воровать вместе с Фредом их идеи и пытаться с их помощью воскресить его чахнущую карьеру. И это я также говорил Шуру в лицо. Гребаные придурки! Ездить в тур с Limp Bizkit – отстой! Их фанаты – отстой! Подписание контракта с Geffen/Interscope было одной из моих величайших ошибок. Связываться с Фредом Дёрстом было чудовищным промахом. Если я еще раз увижу его без телохранителей поблизости, разобью ему лицо в кашу за то, что он украл мои риффы! НАХЕР ЭТИХ РЕБЯТ!

Насколько мне известно, Sinisstar был коммерчески успешен, верно? Но что помешало достижению еще большего успеха, сравнимого с громкими именами, с которыми вы ездили в туры?
Успех – относительное понятие. Я хотел, чтобы Sinisstar был гораздо более успешен, чем он в итоге стал. История группы это просто долбаная череда проблем, варьирующихся от вопросов с финансированием лейблом и скрытыми мотивами до политики межгрупповых отношений. Практически классический сценарий. Если хочешь знать детали, просто посмотри фильм "Spinal Tap" и представь, будто там снимается Sinisstar. Буквально. Как я уже говорил: я рад, что с этим покончено. Я продвинулся и был достаточно удачлив, чтобы пройти через все, но я куда более счастлив и доволен без этих людей в моей жизни.

Лирика и аттитьюд Sinisstar все еще были "связаны с наркотиками", как гласит название одной из песен, и в целом несколько болезненными и отчаянными. Ты упоминал ранее в интервью о героиновой зависимости и падении вниз. Можешь пролить свет на эту страницу своей жизни?
Большинство песен на "Future Shock" задумывались как самоосвобождающие и поддерживающие. Замысел заключался в том, чтобы быть тем, кто ты есть и принять свою темную сторону. В действительности, песня "Drug Related" – анти-наркотической направленности. В ней рассказывается о цене, которую приходится платить за ложное чувство завершенности, которое могут тебе дать наркотики. Она была написана в период, когда я завязывал с приемом любых веществ. Вся моя жизнь была сплошной чередой злоупотребления наркотой и отвращения к самому себе. Теперь я знаю себя с многих сторон. В настоящее время я вообще не употребляю никаких веществ, изменяющих сознание или настроение. Sinisstar призван показать обе стороны монеты. Всегда есть другая сторона. Как правило, это цена, которую приходится платить за выступление против общественных норм.

Почему было решено прекратить деятельность Sinisstar?
Три участника покинули группу из-за разочарования, постигшего их, когда лейбл расторг с нами контракт. Сид, Чайна и Брек считали, что смогут продолжать и продвинутся, но у них ничего не вышло. После того, как все они ушли из группы, мы не могли получить никакого контракта до тех пор, пока не соберем что-то другое. Все закончилось тем, что мы (Шэдоу и я) покинули Лос Анджелес посреди ночи, чтобы избежать долгов в тысячи долларов за тяжбы, в которых очутились. Мы остановились в Атланте, у нас не осталось ничего, кроме того, что было в фургоне. Мы продолжали писать песни и записываться, но решили прекратить в 2004. У него сейчас есть собственный проект, Nomadic Lux Bum.

Слухи о реюнионе уже некоторое время циркулируют в сети, можешь как-то прокомментировать это?
Об этом не идёт и речи. Я практически уверен, что сжег все мосты к Sinisstar. Мне льстит, что людям хочется нашего реюниона, но этого никогда не произойдет. Я сам в курсе этих слухов. Они распускались вышеупомянутой троицей участников, на которых лежит ответственность за распад группы. Я полагаю, они просто хотят, чтобы люди говорили о них. Они оппортунисты. Готовы на все, чтобы заработать доллар. Это еще одна причина, по которой меня никогда больше не увидят на одной сцене с ними. Пф... оставьте Sinisstar в покое. Этому не бывать.

Чем ты занялся после роспуска Sinisstar? Можешь вкратце описать свои проекты – ILLF8, SketchMovnt, SAR.DON.IK, Savant?
ILLF8 был продолжением Sinisstar со мной, Шэдоу и Робом Виалом, парнем, которого мы встретили, когда устраивали прослушивания в SS. Он был преданным и переехал с нами в Атланту. Мы написали порядка 20 песен, но так и не довели их до ума, чтобы получить контракт. SketchMovnt был моим сольным проектом, которому удалось привлечь финансирование DefJam Records. Я работал над ним около года, а потом лейбл прекратил его поддержку. Я потерял все свои записи в этой сделке – в итоге они оказались собственностью лейбла. SAR.DON.IK задумывался как индастриал-метал акт с жесткой основой, но со временем меня начало тошнить от индастриала. Все же, у нас были хорошие вещи. Savant был продолжением SketchMovnt после разрыва с DefJam.

Ты знал, чем занимаются твои бывшие товарищи по "Ведьме", поддерживал с кем-либо из них связь?
Да, мы все регулярно поддерживали друг с другом связь.

Расскажи о твоей совместной работе с Джорджем Далквистом сначала в Asva и замтем в полноценном стороннем проекте The Poisoned Glass.
Мы со Стюартом хотели снова работать вместе на протяжение многих лет. Когда Asva сводили "What You Don’t Know Is Frontier" в 2005-м, они попросили меня написать лирику и спеть в некоторых песнях. Я был в разгаре записи материала SketchMovnt, так что у меня не было возможности заниматься этим. Это был облом. Предложение было отложено до 2007-го, когда я прилетел в Сиэттл для записи вокала для трека "Termagent". Песня получилась хорошей, но было решено, что лучше "What You Don’t Know Is Frontier" останется инструментальной записью. Я также чувствовал, что не вписываюсь в рамки Asva. Моя индивидуальность не совсем вязалась с откровенно модерновой и комплексной музыкой. Именно поэтому мы со Стюартом решили начать что-то иное, подходящее нам обоим. Так был рожден The Poisoned Glass. Это кульминация идей, вынашиваемых годами. Это истинный ДУМ в его чистейшем виде. Он дронящий, но не страдает от избитых в дроне клише. Я действительно чувствую, что дрон стал настолько беззубым и трагически модным, что больше не имеет оснований считаться формой “экстремальной” музыки. Я предлагаю послушать наши записи. У нас должно что-нибудь выйти в 2010-м.

Что означает название группы?
Это отсылка к Сократу и его смерти.

Что ж, сложно судить, опираясь на менее чем двухминутный отрывок песни на вашей myspace странице, но звучит он отлично. Надеюсь услышать от вас новый материал как можно скорее. Вы собираетесь издать "Termagent" в качестве трека The Poisoned Glass?
Нет, замысел и эстетика The Poisoned Glass существенно отличаются от Asva. Поэтому эти проекты не взаимозаменяемы.

Я знаю, что у тебя в данный момент есть еще одна группа, называющаяся Moribosa (прим.: переименована в Bird’s Eye), можешь посвятить нас в детали?
Сейчас я главным образом сосредоточен именно на Moribosa. В группе играют местные музыканты из Атланты. Это мучительно медленный СЛАДЖ ДУМ в традиционном понимании термина. Крайне гнетущая музыка. Обожаю ее. Я ощущаю себя почти как будто на репетициях "Ведьмы". Подобно концу света. Я думаю, на данном этапе мы останемся чисты и не будем ничего записывать и выпускать. Единственный способ услышать нас – БЫТЬ ТАМ.

Честно говоря, хотелось бы, чтобы ты поменял свое мнение на этот счет! Как бы то ни было, пора заканчивать. Скажешь что-нибудь напоследок читателям интервью?
Что ж, Кирилл, хотелось бы выразить благодарность за самое хорошо осведомленное и исчерпывающее интервью, в котором я КОГДА-ЛИБО принимал участие. Участвовать в нем было удовольствием. Что касается завершающих слов, я только хотел бы сказать всем людям, заинтересованным в том, чем я занимаюсь: спасибо за ваш интерес. Я надеюсь, что вы извлечете из этого что-то полезное и это будет иметь какое-то влияние на вашу жизнь. Помните, что когда обнажается истинная ценность всех вещей, все это не стоит НИЧЕГО. Мы создаем смысл своей жизни сами, и все не так, как выглядит.

Спасибо за твое время и терпение. Пусть новый год принесет тебе удачу и успех во всех твоих начинаниях, надеюсь услышать больше музыки от тебя в 2010-м!

Neformat.com.ua ©