Steven Wilson - The Raven That Refused to Sing (And Other Stories) (2013)
Автор: Prog-Jester

На момент написания этой рецензии третий сольный альбом Стивена Уилсона крепко держит первую строчку рейтинга лучших альбомов года на крупнейшем прогрессив-роковом ресурсе в мире, progarchives.com. Да что там ПрогАрхивы, в немецких чартах он достиг третьей позиции, а на родине музыканта, Великобритании, пусть и приземлился на скромное 34-е место, но для альбома со средней продолжительностью треков в районе 8-9 минут это очень и очень неплохо. Все силы были брошены на то, чтобы этот релиз стал успешным: лейбл KScope, который помимо Уилсона занимается выпуском альбомов легендарных Ulver и Anathema (и чуть менее легендарных Amplifier, Gazpacho и Pineapple Thief, среди прочих) даже отсрочил выход пары других релизов, дабы сосредоточиться на “The Raven…”; культовый музыкант и звукорежиссер Алан Парсонс, занимавшийся флойдовским “The Dark Side of the Moon”, нашел время в своем плотном графике, чтобы поработать со Стивеном; а уж в списке персонажей, поучаствовавших в записи и концертном воплощении пластинки, не хватает разве что какого-нибудь Майка Портного. Но все-таки что-то смущает автора этой рецензии, и давайте разберемся, что именно.

Путь Стивена Уилсона на вершину прог-Олимпа был долог и тернист. Движение от безумного фаната Pink Floyd, Marillion и King Crimson, рисовавшего обложки и треклисты вымышленным группам, до мудрого гуру современного прогрессива заняло почти тридцать лет. Ранние Porcupine Tree постоянно сталкивались с непониманием со стороны публики, промоутеров и критиков: для поклонников классического прога они были слишком электронно-альтернативными; для юных гранжеров и металлистов они были слишком заумными; для пишущей братии было сложно найти аналоги их звучанию, а потому их было проще проигнорировать. Но никакой тяжкий труд, подкрепленный талантом, не остается незамеченным, и в начале 2000х группе удалось прорваться к более широкой аудитории с альбомом “In Absentia”, самым доступным и песенным релизом на тот момент. Близкая дружба Стивена с Микаэлем Окерфельдтом из Opeth привела к тому, что следующий полноформат “Deadwing”, вышедший в 2005м, оказался гораздо тяжелее своих предшественников. Триумфальное восхождение закрепил мрачный “Fear of a Blank Planet”, выпущенный двумя годами позже, своими депрессивными текстами достучавшийся до поколения, которому Стивен сотоварищи годились в отцы.

Параллельно с Porcupine Tree Уилсон был вовлечен в минимум десяток проектов, часть из которых активна до сих пор, и эта многогранность позволяла ему оттачивать свои исполнительские и композиторские умения. Немудрено, что в определенное время на прог-прилавках появился его первый сольный альбом “Insurgentes”, коллекция простых, даже незамысловатых песен, имевших немного общего с жанром, количество упоминаний которого в этом ревью уже превысило все допустимые пределы. Когда Porcupine Tree по малопонятным причинам взяли длительный отпуск, подоспел второй сольник “Grace for Drowning”, на котором песенный материал соседствовал с полуэкспериментальными поисками. “The Raven that Refused to Sing” стал золотой серединой между этими двумя крайностями, однако не только этот баланс делает его таким востребованным у целевой аудитории.

Все шесть треков альбома – это шесть отдельных паранормальных историй, и это именно тот случай, когда на вопрос «о чем эта песня» можно ответить простой и понятной щекочущей нервишки историей. Забудьте личностные метания Фиша, полные метафор хитросплетения Хэммила или метафорическую сатиру ГэбриэлаСтивен Уилсон не пишет стихов, он сочиняет тексты. Может, если в лирическом плане альбом настолько бесхитростен, то он совершает революцию в плане музыкальном? Увы. Всегда иронически воспринимавший тэг «прог» Уилсон вдруг на полном серьезе сочинил шесть треков, в которых легко угадываются их исторические прообразы: вот дженезисовская “Cinema Show” превратилась в “The Watchmaker”, только с кримзанутой кодой, вот йесовская ритм-секция торчит из самого начала “Luminol”, вот целая сцена Кентербери уместилась в “The Holy Drinker” - сами найдете, в общем. Перед внутренним взором предстает длинноволосый интеллигентный англичанин в очках, сидящий в своей студии и педантично отмечающий в своей записной книжке наличие элементов, необходимых Классическому Проговому Альбому: «Долгие инструментальные проигрыши? – Есть! – Эпические концовки? – Есть! – Меллотрон? – Тонны оного!», и так далее.

Конечно, наш герой не столь прямолинеен, как какие-нибудь Dream Theater или Flower Kings, чей плагиатометр просто зашкаливает, ведь привычную форму классического прог-рока он наполняет своим видением и содержанием, этими мрачновато-тревожными фирменными мелодиями, знакомыми каждому уилсоноведу еще со времен “The Sky Moves Sideways”. Интересный эксперимент, забавные скрещивания формы и содержания, тонкая шутка (или, если хотите, циничное надругательство) над жанром вроде джетроталловского “Thick As A Brick” – это понятно. Но где же, собственно, песни? Кроме финального одноименного трека, в романтической коде которого проглядывает истинный талант Уилсона-автора, альбом может похвастаться разве что талантом Уилсона-маркетолога. За три десятка лет в жанре Стивен дотошнейшим образом изучил не только базовые потребности среднестатистического прог-фана, но и научился даже их предугадывать. Поэтому сейчас он не вылезает из успешных туров и дает интервью хипстерским изданиям, в то время как Porcupine Tree в лучшем случае собирали небольшие клубы и хэдлайнили узкопрофильные фестивали. И если в музыкальном плане ценность “The Raven that Refused to Sing” весьма сомнительна, то в плане финансового прогресса, по всей видимости, Уилсон наконец-то близок к стабильности.

…и знаете что? Он это заслужил.

Neformat.com.ua ©

01. Luminol
02. Drive Home
03. The Holy Drinker
04. The Pin Drop
05. The Watchmaker
06. The Raven That Refused to Sing

25.02.2013
Kscope