Обзоры по автору Вадим Олійников

«Garden Krist следуют тамблер-трендам, работают с популярной эстетикой, не заморачиваются с эффектами и пытаются быть честными».
Юрий Тимошенко, музыкант Mokri Dereva представитель саунд-арт группы peauty-fute;
- ну,с тамблер-трендами и популярной эстетикой все понятно, но честность то каким боком приплели?

Желаете вместе со мной убедиться в смерти пост-панка как художественного явления и лицезреть его окончательный переход из категории искусства в категорию социально-эстетическую? Тогда нагляднее примера, чем альбом днепропетровской группы il mio campo confine, сложно будет найти.

Несколько лет назад я отказался от идеи вникать в современную тяжелую психоделическую музыку. Было на то несколько причин. Первая: для неискушенного слушателя весь стоунер и сладж в рамках своих жанров звучит если не одинаково, то очень похоже; вторая: целевая аудитория и эстетика этих жанров не вызывает у меня приязненных чувств. Но это дело сугубо индивидуальное. Найдя для себя Acid King и Down, я решил далее не углубляться в тонкости жанра.

Мне очень сложно писать эту рецензию. Наверное, нечто подобное испытывали фанаты Mineral и Sunny Day Real Estate, когда в 2007 группу 30 Seconds to Mars назвали эмо. Нет, "Під покровом"- альбом приятной, качественной и местами даже очень талантливой танцевальной музыки, но сколько же можно мучить постпанк?

«Лугоши очень долго не желал учить английский язык и

текст для своих театральных ролей зазубривал на слух».

Положа руку на сердце: у нас всегда умели делать качественную рок-музыку для широких масс и на экспорт. Вот именно что качественную. Что такое Украина в представлении заграничных меломанов? – если не брать в расчет безусловно талантливый андеграунд, то Украина - это прежде всего ВВ и Океан Ельзи, это альтернативный Тартак и интеллектуальный Flёur, а в последние годы это еще и тяжеленный и попсовый Jinjer и хипстерская Zapaska (простите, если кого-то забыл).

Знаете, как это обычно бывает: любой музыкальный жанр, попадая на постсоветское пространство, приобретает определенные «русские» черты. Если не очень углубляться, то наглядных примеров есть, как минимум, три: русский рок, русское эмо и русский пост-панк-ньювейв. Сегодня речь пойдет скорее о первом и третьем, нежели о втором.
 
Я не сторонник луркморского брюзжания и считаю, что становясь «русским», рок остаётся роком, но приобретет особый колорит и шарм.
Знакомство с альбомом Never Land вышло у меня совершенно неожиданное. На одном из внежанровых пабликов мне бросился в глаза этот самый релиз под хештегом индастриал. Небывалое дело - индастриал в Украине в 2015-м году!
Новая «новая волна», post-punk revival, new retro wave. Идут десятые годы двадцать первого века, и постмодерн забрел уже в такие дремучие дебри, что предсказать новые тренды современной музыки мне представляется одновременно и сложной и элементарной задачей. Уж очень не хочется, чтоб все было «как раньше, но в свежем исполнении», с иронично-хипстерским душком. Вот только сегодняшний «инди» андерграунд оригинальностью нас не балует.
За последние пять лет хардкор на постсоветском пространстве вышел на качественно новый уровень. Понятие «качество» тут применимо к навыку музыкантов и звукорежиссеров, теперь наш хардкор не звучит блекло на фоне американского и европейского. Но в том то и дело, что ровно играть и красиво сводить мы научились, а писать что-то хоть сколько-нибудь оригинальное – не совсем. То, что в штатах возникло естественно, например хардкор 90х, у нас просто косплеят, и современные тематические фесты уж очень напоминают сходки ролевиков-реконструкторов.