Форум www.neformat.com.ua


Новости Статьи Обзоры Афиши Ссылки Форум Facebook Twitter Vk.com Mixcloud Last.fm YouTube
Переключить в мобильный режим
Вернуться   Форум www.neformat.com.ua > Main > Video-Art

Video-Art Раздел о кинематографе и анимации

Ответ
Опции темы Поиск в этой теме
Непрочитано 06.07.2018, 23:37   #1
White Russian Protestant Antiracist
+/- Информация
Репутация: 2116
Одесский международный кинофестиваль 2018 / Одеський міжнародний кінофестиваль 2018 / Odessa International Film Festival 2018

Господа, необходимо снова собираться в путь! Одесский кинофестиваль выложил расписание- https://ticket.oiff.com.ua/

Я сейчас, по старинке, составлю свой график просмотров

Добавлено в 16:49 / Предыдущее сообщение было написано в 15:40

14 июля

10:00 "Дівчина", Лукас Донт, 105. Міжнародний конкурс, Фестивальний палац

13:00 "Гуннар Бергдаль: 100 років Бергмана", 90. Мастер-класс "Родіна"

16:30 "На спектрі", Юваль Шафферман, 104. 70 років ізраїльскому кіно, "Родіна".

19:30 "3 обличчя", Джафар Панахі, 100. Фестиваль фестивалей, "Родіна".

21:30 "Безпека в останню чергу!" Сем Тейлор, 70. Потьомкінські сходи.


15 июля

10:00 "Паризька освіта", Жан-Поль Чівейрак, 136. Міжнародний конкурс, Фестивальний палац.

12:30 "Перелітні птахи", Кристина Гальего, 125. Міжнародний конкурс, Фестивальний палац.

15:30 "Крамничні злодюжки", Хірокадзу Корееда, 121. Фестиваль Фестивалів, Фестивальний палац.

18:30 "Тварини та інші люди", Флавіо Маркетті, 88. ДокКонкурс, "Родіна".

20:00 "Герой мого часу", Антонина Ноябрева, 80. НацКонкурс, "Родіна".


16 июля

10:00 "Важіб", Аннемарі Жасір, 96. Міжнародний конкурс, Фестивальний палац.

12:00 "Вежа. Ясний день", Ягода Шельц, 106. Міжнародний конкурс, Фестивальний палац.

16:00 "69 хвилин за 89 днів", Егіл Хасколд Ларсен, 69. ДокКонкурс, "Родіна".

18:00 "Михайло та Даниїл", Андрей Загданский, 64. ДокКонкурс, "Родіна".

20:30 "Звіти про Сару і Саліма", Муайад Алаян, 127. Фестиваль фестивалів, "Родіна".


17 июля

10:00 "Три з половиною", Дарія Гайкалова, 119. Міжнародний конкурс, Фестивальний палац.

12:30 "Жаль", Бабіс Макрідіс, 99. Міжнародний конкурс, Фестивальний палац.

18:00 "Тера", Нікон Романченко, 70. НацКонкурс, "Родіна".

21:00 "І взяти собі дружину", Роніт Елькабец, 97. 70 років ізраїльскому кіно, "Родіна".


18 июля

10:00 "Вулкан", Роман Бондарчук, 106. Міжнародний конкурс, Фестивальний палац.

12:30 "Короткометражні фільми-1", 80. Нацконкурс, Фестивальний палац.

18:30 "Багато дітей, мавпа і замок", Густаво Сальмерон, 91. ДокКонкурс, "Родіна".

21:00 "Донбас", Сергей Лозница, 121. Фестиваль фестивалей, Фестивальний палац.

19 июля

10:00 "Кришталь", Дарья Жук, 93. Міжнародний конкурс, Фестивальний палац.

12:00 "Поророка", Константін Попеску, 150. Міжнародний конкурс, Фестивальний палац.

15:30 "Короткометражні фільми-2", 87. НацКонкурс, Фестивальний палац.

18:00 "Домашні ігри", Алиса Коваленко, 86. ДокКонкурс, "Родіна".

20:30 "Коли падають дерева", Марися Нікітюк, 88. НацКонкурс, "Родіна".

20 июля

10:00 "Стікс", Вольфганг Фішер, 94. Міжнародний конкурс, Фестивальний палац.

12:00 "Дорога грому", Джім Каммінгс, 92. Міжнародний конкурс, Фестивальний палац.

14:00 "Короткометражні фільми-3", 82. НацКонкурс, Фестивальний палац.

18:30 "Віддалене сузір'я", Шевон Мізрагі, 82. ДокКонкурс, "Родіна".

21 июля

11:00 "Гоголь Док", Аліса Павловская, 66. НакКонкурс, "Родіна".

Добавлено в 23:37 / Предыдущее сообщение было написано в 17:12

...Возможно, схожие чувства владели ещё не прославленным, но уверенным в себе первооткрывателем, сумевшим вычислить по движениям созвездий, различить в образах позабытых легенд, разгадать в Божественных знамениях очертания неведомых материков, ближайший из которых вот-вот поднимется ему навстречу из-за кромки океана- но не способным вообразить пение их птиц, цвета их лесов и равнин, нрав и их религиозные обряды их племён. Сокровенный Перечень неизведанных киносгустков, явленных теперь лишь в словосочетаниях названий, звучащих не осмысленнее кимвалов- в свой срок какие-то из них забудутся прежде, чем мы успеем перебежать из Фестивального дворца в "Родину", другие окажутся среди наиболее сильных впечатлений от киносезона, хороших или неприятных, а иные, вероятно, останутся с нами на долгие годы, словно след от гвоздя, однажды вбитого в сознание, их кадры или просто ощущение от последовательности этих кадров (скажем, усталая женщина за рулём-всё не заканчивающийся тоннель-слово) будут время от времени возникать в памяти, как и то, что происходило между сеансами и в темноте зрительного зала, населённого, подобно заэкранью, музами и призраками.

Последний раз редактировалось Doerty; 07.07.2018 в 12:50.
Doerty вне форума   Ответить с цитированием
Непрочитано 12.07.2018, 00:53   #2
White Russian Protestant Antiracist
+/- Информация
Репутация: 2116
Re: Одесский международный кинофестиваль 2018 / Одеський міжнародний кінофестиваль 2018 / Odessa International Film Festival 2018

В этом году удалось посмотреть большую часть полнометражной секции украинского конкурса до фестиваля. И, дорогие сограждане, не могу сказать, что я вполне удовлетворён тем, что увидел. Наверное, Дельта Александра Течинского заслуживает наивысших похвал- это прекрасно снятое, поэтичное повествование о селении, затерянном среди вод и туманов. В нём, пожалуй, есть нечто эпическое- эти орудующие то косами, то вёслами суровые и при этом жизнерадостные обитатели дельты Дуная словно ждут своего Гомера, или, скорее, Вергилия, который воспоёт их труды и дни, пока они окончательно не растворились в пространстве, не ушли под воду забвения. Однако же, на мой вкус, фильм несколько скучноват. В самой его монотонности, конечно, есть какое-то величие, но я просто не очень понимаю, что изменилось бы, если бы он был раза в три короче. Ещё один документальный фильм, Гоголь Док Алисы Павловской- тоже хорошо снятое и смонтированное кино с хорошими героями, однако это лишь иллюстрация для тех, кто немного знаком с гогольфестовским закулисьем, кто хотя бы бывал на этом фестивале. Для всех остальных, мне кажется, это просто набор производственных сценок и разглагольствований разной степени скучности, не передающих сути происходящего. Тут ещё такой, пожалуй, субъективный момент- фильм выстроен как подготовка к фестивалю команды Троицкого, то есть сосредоточен вокруг даховских постановок, которые, на мой личный вкус, относятся к числу не самых интересных событий на фестивале.

Тера Никона Романченко- вы знаете, я видел короткометражную версию, Поза зоною, которая участвовала в "Молодости", и я не слишком понимаю, что нового добавила полнометражная версия. Это такое альпийское кино- кинематографичность оказывается разреженной, словно воздух на вершине. Меня по-настоящему трогает тема о женщине, всё существование которой подчинено мысли о том, что её сын воюет в АТО- и не отвечает на её звонки. Однако нельзя ведь на единственной этой сюжетной завязке удержать все 70 минут, а фактически именно так и происходит. Нам показывают то кондитерскую фабрику в Тернополе, то киевский вокзал, то какие-то руины на востоке, и в это будничное, неказистое, ничем непримечательное существование, вся кинематографичность которого сводится к тому, что оно попало в кадр к авторам фильма, вписана героиня, да при том таким образом, что любой распознает в толпе мужиков и тёток профессиональную актрису. Вы знаете, я недавно посмотрел израильский Фокстрот, и там в любой посвящённой аналогичной теме минуте больше напряжения, выразительности, боли, чем во всей Тере.

Но вот один фильм мне понравился. Я в спойлер уберу текст, с вашего позволения,

потому что мне его потом в Укринформ отдавать. А мои враги не дремлют.

Национальный конкурс открыл показ (точнее, откроет вечером в воскресенье, а до этого момента ни одна живая душа не должна знать, что я фильм уже посмотрел, а вы о нём прочитали) полнометражного дебюта Тони Ноябрёвой Герой моего времени, своеобразное продолжение её первой картины, короткометражки День независимости, участвовавшей ещё в первой, проведённой в 2012-м году конкурсной программе украинских фильмов ОМКФ, где она получила специальный диплом жюри (в обоих фильмах главную роль исполнил необычайно органичный Евгений Бушмакин). Как и показанный в той же программе Гамер Олега Сенцова, День независимости представил выразительный образ молодого поколения, существующего в безвременье больших надежд и утраченных возможностей, в том состоянии томления и апатии, в которое погрузилось общество после эйфории Оранжевой революции (или, быть может, из которого значительную часть наших сограждан не сумели вывести никакие социально-политические катаклизмы).

Безымянный заводила в компании молодых людей, с переменным успехом пытающихся в Дне независимости отметить главный национальный праздник, в Герое моего времени предстаёт Жориком, молодым провинциалом, убеждённым, подобно Растиньяку и Степану Радченко, в своей способности покорить столицу. При этом он остаётся «человеком ниоткуда». Аудитория пребывает в неведении, из какого города или селения явился Жорик завоёвывать Киев, он не упоминает о своём профессиональном опыте, ему не звонят родственники. По сути, он лишён всяких связей, не считая тёти (которая, впрочем, тоже отсутствует, благодаря чему он получает возможность жить в её киевской квартире) и товарища, неразговорчивого, приземлённого трудягу, не склонного, в отличие от Жорика, к прожектёрству.

Легко существующий в отрыве от своего прошлого, Жорик (что также отличает его от помянутых литературных предшественников) не обладает и сколько-нибудь внятными представлениями о будущем, кроме неколебимой уверенности в том, что оно насыщено триумфальными свершениями. Его план действий в достижении благополучия и процветания можно свести к высказыванию его прототипа из Дня независимости: «Надо приколов каких-то намутить!». Сознание Жорика забито формулами из рекламных брошюрок и мотивационных лекций, которые он рассчитывает применить к окружающей действительности с непринуждённостью ребёнка, не сомневающегося, что сумеет одолеть любого недоброжелателя, как только раздобудет меч-кладенец.

Инфантильность Жорика в его попытках отвоевать своё место под столичным солнцем не только подчёркивает его отчуждённость «пришлого», но и помогает зрителю словно со стороны взглянуть на привычную повседневность. Эта повседневность, которую Ноябрёва изображает с безжалостным остроумием, мало чем отличается от отечественных реалий 2012-го, когда персонаж Бушмакина праздновал День независимости, слоняясь с приятелями от ларька к ларьку. Переданные в повествовании с обескураживающей достоверностью неприглядность спальных районов, коррупция как неотъемлемый элемент будней ЖЭКов и полицейских участков, атмосфера социального бесправия и духовного убожества вполне соответствуют приметам стабильной, мирной Украины времён режима Януковича. Кажется, Евромайданом в это пространство привнесены лишь разговоры о движении в Европу, чья несостоятельность высмеивается раз за разом.

Авторы картины проявляют подлинное гражданское мужество, помещая в центр сюжета наших сограждан, этим мужеством не обладающих, демонстрируют обществу, упоённому переменами, то, что никакими переменами не затронуто. Политически неудобный, фильм Ноябрёвой является в той мере тематически непривычным, описывая тот хорошо знакомый нам мир городских окраин, рынков и дешёвых забегаловок, который редко попадает в поле зрения кинокамер, и его представителей, практически не получающих на украинском экране права голоса. Продавец надувных игрушек, охранник в галерее, разносчик бутилированной воды- непросто вспомнить другого появлявшегося в отечественном кино представителя специальностей, которые примеряет предприимчивый Жорик, и, однако же, со своим суржиком, доморощенной философией и наивным самокопанием он оказывается куда более выразительным и достоверным, чем большинство художников, менеджеров и лидеров национального сопротивления, вокруг которых разворачиваются сюжеты украинских лент.

Вместе с тем Жорик соответствует провокационному названию ленты не только в качестве характерного представителя эпохи- в этом современнике волонтёров, правозащитников и гражданских активистов и в самом деле есть нечто героическое. Окружённый людьми, чья душевная апатия, чьё самодовольное невежество и пассивность носят, если можно так выразиться, агрессивный характер, он полон отчаянного (пускай, очевидно, и тщетного) стремления изменить не только собственное существование, но и окружающий мир.
[свернуть]
Doerty вне форума   Ответить с цитированием
Непрочитано 17.07.2018, 17:12   #3
digipack
Supporter 
+/- Информация
Репутация: 293
Re: Одесский международный кинофестиваль 2018 / Одеський міжнародний кінофестиваль 2018 / Odessa International Film Festival 2018

Отзыв с показа "Человека, который убил Дон Кихота" Терри Гиллиама:
https://nv.ua/style/art/kino/don-kik...a-2482754.html
2 самых главных предложения из статьи :
Цитата:
Вы точно не пожалеете, что пошли смотреть это кино. Нам всем повезло, и с 13 сентября оно выходит во всеукраинский прокат.
punknotyet на форуме   Ответить с цитированием
Непрочитано 31.07.2018, 19:40   #4
White Russian Protestant Antiracist
+/- Информация
Репутация: 2116
Re: Одесский международный кинофестиваль 2018 / Одеський міжнародний кінофестиваль 2018 / Odessa International Film Festival 2018

punknotyet, да Я намеренно не смотрел, чтобы уделить больше внимания вещам, которые больше нигде не увидишь, и потом спокойно отправиться на киевскую премьеру. Но коллеги, которые видели, очень хвалят. Из фильмов, которые я пропустил по той же причине, я бы ещё отметил Холодную войну Павла Павликовского, я думаю, это вообще был лучший фильм фестиваля. Сейчас дополню тему описанием фильмов, которые я всё-таки видел- из дневников для Укринформа. И затем украинская десятка для "Украинской правды".

Добавлено в 19:40 / Предыдущее сообщение было написано в 16:52

1.

Считается, что удачно выбранный фильм-открытие выступает для фестиваля чем-то вроде эпиграфа, обозначает сквозные темы и мотивы программ и отдельных картин. Не берусь судить, насколько проблематика Женщины на войне Бенедикта Эрлингссона соответствует тем фильмам, которые будут показаны на протяжении последующих дней Одесского кинофестиваля, однако замечу, что она кажется весьма актуальной для украинского общества (в чём вскоре сможет убедиться широкий зритель- прокат картины намечен на август).

Фильм исландца Эрлингссона, собственно, и является отчасти украинским- картина создана совместными усилиями исландских, французских и украинских компаний. Украинский элемент повествования представляется не слишком значительным: главную героиню связывает с нашей страной девочка из сиротского приюта, которую она собирается удочерить. Как выясняется по ходу действия, ребёнок потерял родителей в результате боевых действий на Донбассе, однако упомянутая в названии война разворачивается на родине героини, в Исландии: отважная женщина актами саботажа парализует деятельность корпорации, которая с благословения властей деятельно уничтожает окружающую среду. Исландский сюжет весьма созвучен отечественным реалиям, где отстаивание справедливости зачастую оказывается делом одиночек, которым противостоят не только не ведающие нравственных норм компании, но и репрессивный аппарат государства, в то время как общество успокаивают возгласами о необходимости обеспечивать защиту национальных интересов. Примечательно, что в фильме Эрлингссона национальным интересам отвечает заключение договора с дьяволом диктатуры- помянутая корпорация ведёт переговоры с крупной китайской компанией, и исландские топ-менеджеры непринуждённо восхваляют на встречах с китайскими коллегами величие компартии КНР (подобно тем представителям «свободного мира», которые заигрывают с режимом путинской РФ).

Женщину на войне можно воспринимать как очередное кинематографическое свидетельство, что привычные для нашей цивилизации практики обращения с природой не соответствуют современным представлениям о Добре и Зле и попросту здравому смыслу. Как и в случае с показанным на прошлом ОМКФ фильмом Агнешки Холланд След зверя, посвящённом схожей теме, симпатии создателей Женщины на войне целиком на стороне экотеррористки с её манифестом, патетически провозглашающим, что «есть законы более значимые, чем человеческие» (пиар-специалисты корпорации спешат отождествить это высказывание с религиозным фундаментализмом «Аль-Каиды»). Иронизируя, в соответствии с общей комедийно-абсурдистской интонацией повествования, над героиней с её одинокой квартирой, завешанной фотографиями Ганди и Нельсона Манделы, кружком хорового пения и помешанной на восточной эзотерике сестрой-близнецом, авторы вместе с тем убеждают своего зрителя, что именно подобные чудаковатые праведники не от мира сего способны оказывать сопротивление вселенскому злу, противостоять алчности и жестокости власть предержащих и малодушию обывателей.

Универсальность несправедливости, методы и средства которой не слишком зависят от того, национальными интересами какой страны пытаются её оправдать, и борьбы за лучший мир подчёркивает оригинальный подход к саундтреку- к исполняющим звуковое сопровождение музыкантам, раз за разом появляющимся в кадре и переглядывающимся с героиней, словно отражая её душевные переживания, в какой-то момент присоединяется женское трио, исполняющее украинские народные песни.
К достоинствам ленты нужно отнести последовательно выдержанную атмосферу сказки на остросоциальном материале, хотя это и не помогло ленте избежать упрёков со стороны отечественных поклонников кино за вопиющую нереалистичность украинских сцен.

Беспомощности художника, неспособного создать нечто, способное своим драматизмом и выразительностью встать в один ряд с наиболее величественными и трагическими проявлениями реальности, была посвящена Персона Ингмара Бергмана, чьим показом Одесский кинофестиваль отметил столетие со дня рождения одного из главных режиссёров в истории кино. Героиня Персоны, актриса, погружается в пучины депрессии, утрачивая способность выходить на сцену и даже дар речи, осознав, что её таланты, всё искусство, которому она посвятила жизнь, не в силах создать образы, сопоставимые с фотографией мальчика из Варшавского гетто под прицелами нацистских автоматов и кадрами с пылающим вьетнамским монахом.

Получившая приз за лучший сценарий на Каннском МКФ лента выдающегося иранского режиссёра Джафара Панахи (являющегося наряду с Олегом Сенцовым наиболее известным свидетельством, что тоталитарный режим не может подчинить большого художника, талант которого сочетается с гражданским мужеством) Три лица из программы «Фестиваль фестивалей», напротив, построена не на противопоставлении искусства и реальности, а на их неразрывном сплетении. В предшествующем фильме Панахи https://www.neformat.com.ua/forum/mo...xi-2015-a.html племянница режиссёра Хана Саиди утверждала, что между действительностью и вымыслом не существует чёткого разделения. Этому размыванию границ между игровым и документальным, фактом и выдумкой, реальностью и её художественным осмыслением и посвящены Три лица, уже четвёртый фильм Панахи, который он ухитрился снять после наложенного на него судебного запрета снимать фильмы.

Картина спровоцировала увлечённые споры поклонников кино о степени соответствия происходящего на экране жизненной правде, при этом утверждавших, что история является от начала до конца выдуманной, оказалось едва ли многим больше тех, кто высказывал твёрдую убеждённость, что повествование представляет собой почти неприкрашенную реконструкцию реальных событий с документальными вставками. Сам сюжет фильма посвящён сложному взаимодействию и взаимному влиянию искусства и действительности. Джафар Панахи соглашается помочь популярной актрисе Бехназ Джафари (как и Панахи, сыгравшей саму себя), которая отправляется в затерянное среди гор село, чтобы отыскать девушку, приславшую ей душераздирающее видео с просьбой о помощи: дескать, семья препятствует её стремлению стать актрисой, и помочь может только вмешательство Джафари, фильмы которой горячо любимы всею роднёй девушки.

Искренне обеспокоенная судьбой девушки и раздражённая необходимостью оставить важные съёмки, актриса подозревает, что видео является постановочным. Однако, даже если юная поклонница муз прибегла к средствам игрового кино, надеясь этим привлечь внимание кинозвезды, делает ли это менее подлинными её стремление посвятить жизнь творчеству и её страдания человека, вынужденного подчинить своё существование требованиям чуждого окружения? Становятся ли собственно Три лица в том случае, если лежащий в его основе сюжет полностью вымышлен, менее правдивым отражением обычаев и нравов патриархальных иранских сёл и общего социально-культурного климата Исламской Республики с её жёсткой системой запретов и чудесами предприимчивости и силы характера, которые проявляют те, кто обходит эти запреты?

Как бы то ни было, лента Панахи, чьё действие разворачивается внутри автомобиля и поблизости от него, изредка перемещаясь в небогатые сельские жилища и кофейни, и почти целиком сводится к диалогам двух тегеранских интеллектуалов с пожилыми крестьянами (радушие и добросердечие которых уступают лишь упрямой преданности самым вздорным и жестоким традициям) демонстрирует, что подлинно талантливый автор способен создать произведение незаурядной художественной выразительности и напряжения буквально из подручных средств. Пример, который мог бы стать весьма поучительным для отечественных кинематографистов.

2.

Можно только приветствовать способность организаторов ОМКФ год за годом знакомить отечественную аудиторию с лауреатами наиболее престижных международных площадок, но наивысших похвал заслуживает их умение отыскивать подлинно незаурядные произведения, словно попавшие в слепую зону кинопроцесса. Ярким примером последних стали вошедшие в международный конкурс Перелётные птицы Чиро Герры и Кристины Гайего, колумбийская картина, прежде представленная лишь на «Двухнедельнике режиссёров», внеконкурсной программе Каннского МКФ. Впрочем, один из соавторов ленты, Чиро Герра, уже известен завсегдатаям ОМКФ- сложно вообразить ценителя киноискусства, который, посмотрев в 2015-м году в рамках той же международной конкурсной программы его Объятия змеи, не сделал всё от себя зависящее, чтобы увидеть его новый фильм.

Ожидаемый (одними с воодушевлением, другие- с некоторым трепетом) от латиноамериканской картины этнографический элемент сочетается в Перелётных птицах с мотивами мафиозно-семейной саги. Члены патриархальной индейской общины оказываются втянутыми в прибыльную торговлю марихуаной, на которую падки волонтёры из Северной Америки. Вдали от медельинских кокаиновых путей их деятельность поначалу кажется лишь вполне безобидным развитием традиционных сельскохозяйственных ремёсел, которая без всяких кровопролитий позволяет крестьянам пересесть с осликов на джипы и выстроить бетонные дворцы на месте тростниковых хижин. Но подобно тому, как алкоголь одним лишь немного поднимает настроение, в других же пробуждает дремлющих демонов, неожиданное богатство и необходимость постоянно носить при себе оружие по-разному действуют на героев. Убийство, совершённое одним из вчерашних скотоводов с единственной целью утвердить своё право убивать, становится началом противостояния кланов и племён, грозящего обитателям этого глухого края на севере Колумбии поголовным истреблением.

Перелётные птицы нетрудно приписать к антиколониалистским произведениям, живописующим гибельное воздействие западной цивилизации на коренное население- в самом деле, вековой уклад общины постепенно рушится под влиянием наркоторговли, на которую подвигли индейцев чужаки-гринго. В этом смысле ленту Герры и Гайего можно рассматривать как антитезу Трём лицам Джафара Панахи с их критикой лицемерия и жестокости патриархальных традиций.

Однако в действительности мудрые старейшины, сохранность фамильных талисманов, забота о неукоснительном соблюдении традиций и отправлении диковинных культов не только не защищают племена от нравственного разложения и кровавых междоусобиц, но являются источником всех бед. Главный герой произведения решает заняться продажей чудо-травы, стремясь раздобыть средства на приобретение абсурдно дорогого приданного, назначенного, как и полагается в этих краях, семьёй невесты- аналогичным образом и войны семейных кланов, превратившихся в наркобанды, оказываются лишь продолжением межплеменных побоищ, ведущихся с незапамятных времён в соответствии с архаическими представлениями о родовой чести и этнической избранности.

Грозным величием характеров, эмоциональным напряжением, размахом насилия, а также языческим мироощущением персонажей Перелётные птицы напоминают античные трагедии, хотя несчастья героев фильма Герры и Гайего обусловлены не волей равнодушных к человеческим страданиям божеств, а их собственной алчностью, нетерпимостью и гордыней.

Спасительным в Перелётных птицах предстаёт отказ следовать законам племени, способность- ради близких или собственных представлений о справедливости, -поставить человеческое достоинство выше интересов рода и клановых ценностей. Схожие мотивы прослеживаются и в открывшем Национальный конкурс Герое моего времени Тони Ноябрёвой.

Этот полнометражный дебют стал своеобразным продолжением короткометражной ленты Ноябрёвой День независимости, участвовавшей ещё в первой, проведённой в 2012-м году конкурсной программе украинских фильмов ОМКФ, где она получила специальный диплом жюри (в обоих фильмах главную роль исполнил необычайно органичный Евгений Бушмакин). Как и показанный в той же программе Гамер Олега Сенцова, День независимости представил выразительный образ молодого поколения, существующего в безвременье больших надежд и утраченных возможностей, в том состоянии томления и вялости, в которое погрузилось общество после эйфории Оранжевой революции (или, быть может, из которого значительную часть наших сограждан не сумели вывести никакие социально-политические катаклизмы).

Безымянный заводила в компании молодых людей, с переменным успехом пытающихся в Дне независимости отметить главный национальный праздник, в Герое моего времени предстаёт Жориком, молодым провинциалом, убеждённым, подобно Растиньяку и Степану Радченко, в своей способности покорить столицу. При этом он остаётся «человеком ниоткуда». Аудитория пребывает в неведении, из какого города или селения явился Жорик завоёвывать Киев, он не упоминает о своём профессиональном опыте, ему не звонят родственники. По сути, он лишён всяких связей, не считая тёти (которая, впрочем, тоже отсутствует, благодаря чему он и получает возможность жить в её киевской квартире) и товарища, неразговорчивого, приземлённого трудягу, не склонного, в отличие от Жорика, к прожектёрству.

Легко существующий в отрыве от своего прошлого, Жорик (что также отличает его от помянутых литературных предшественников) не обладает и сколько-нибудь внятными представлениями о будущем, кроме неколебимой уверенности в том, что оно насыщено триумфальными свершениями. Его план действий в достижении благополучия и процветания можно свести к высказыванию его прототипа из Дня независимости: «Надо приколов каких-то намутить!». Сознание Жорика забито формулами из рекламных брошюрок и мотивационных лекций, которые он рассчитывает применить к окружающей действительности с непринуждённостью ребёнка, не сомневающегося, что сумеет одолеть любого недоброжелателя, как только раздобудет меч-кладенец.

Инфантильность Жорика в его попытках отвоевать место под столичным солнцем не только подчёркивает его отчуждённость «пришлого», но и помогает зрителю словно со стороны взглянуть на привычную повседневность. Эта повседневность, которую Ноябрёва изображает с безжалостной наблюдательностью и остроумием, мало чем отличается от отечественных реалий 2012-го, когда персонаж Бушмакина праздновал День независимости, слоняясь с приятелями от ларька к ларьку. Переданные в повествовании с обескураживающей достоверностью неприглядность спальных районов, коррупция как неотъемлемый элемент будней ЖЭКов и полицейских участков, атмосфера социального бесправия и духовного убожества вполне соответствуют приметам стабильной, мирной Украины времён режима Януковича. Кажется, Евромайданом в это пространство привнесены лишь разговоры о движении в Европу, чья несостоятельность высмеивается раз за разом.

Авторы картины проявляют подлинное гражданское мужество, помещая в центр сюжета наших соотечественников, этим мужеством не обладающих, демонстрируя обществу, упоённому переменами, то, что никакими переменами не затронуто. Политически неудобный, фильм Ноябрёвой является в той же мере тематически непривычным, описывая хорошо знакомый нам мир городских окраин, рынков и дешёвых забегаловок, который почти не попадает в поле зрения кинокамер, и его представителей, практически не получающих на украинском экране права голоса. Продавец надувных игрушек, охранник в галерее, разносчик бутилированной воды- непросто вспомнить другого появлявшегося в отечественном кино представителя специальностей, которые примеряет предприимчивый Жорик, и, однако же, со своим суржиком, доморощенной философией и наивным самокопанием он оказывается не только куда более достоверным, но и выразительным, чем большинство художников, менеджеров и лидеров национального сопротивления, вокруг которых разворачиваются сюжеты украинских лент.

Вместе с тем Жорик соответствует провокационному названию ленты не только в качестве характерного представителя эпохи- в этом современнике волонтёров, правозащитников и гражданских активистов и в самом деле есть нечто героическое. Окружённый людьми, чья душевная апатия, чьё самодовольное невежество и пассивность носят, если можно так выразиться, агрессивный характер, он полон отчаянного (пускай, очевидно, и тщетного) стремления изменить не только собственное существование, но и окружающий мир.

3. Между Геенной и Гефсиманским садом

Представленный в международном конкурсе Важиб палестинки Анемари Жасир предстаёт виртуозным сочетанием семейной драмы и социально-политического исследования, при этом авторы картины обходятся практически теми же сведёнными к минимуму выразительными средствами, что и Джафар Панахи в Трёх историях. В ленте Жасир действие также разворачивается по большей части в машине, в которой сидят главные герои, и в домах тех, кого они посещают. Фильм оказывается своего рода городским роуд-муви, впрочем, сидящие в автомобиле отец и сын, арабы-христиане, осуществляют путешествие не столько по улицам Назарета, развозя приглашения на свадьбу их дочери и сестры, сколько по прошлому своей семьи, тесно сплетённому с историческими катаклизмами.

Характеры персонажей и их взаимоотношения раскрываются в исполнении этого утомительного ритуала, естественного для отца, школьного учителя, никогда не покидавшего пределов Святой земли, и нелепого для сына, которого ещё в юности удалось отправить учиться в Италию, где он стал успешным архитектором. В разговорах с дальними родственниками, которых ни отец, ни брат невесты не видели десятилетия, университетскими приятелями, соседями и прочими близкими или почти незнакомыми, кого семья Сильсаль имеет честь пригласить на торжество бракосочетания, тонкими, точными штрихами описывается атмосфера города, полного этнических и культурных раздоров, как и во времена Спасителя, Который провёл здесь юность. Раскрывается и мировоззрение героев, старающихся сдержать желание наброситься друг на друга с новыми аргументами в старых спорах и невысказанными много лет назад упрёками. Если старшему Сильсалю манеры сына и его образ жизни кажутся весьма далёкими от моральных норм и здравого смысла, его отпрыск, подобно многим эмигрантам, убеждён, что глубоко чувствует подлинные нужды и чаяния покинутой родины и, обвиняя родителя в сотрудничестве с израильской администрацией, требует от него соответствия отвлечённым идеалам, которые никогда не приходилось отстаивать ему самому.

Кажется, действие Важиба намертво вписано в современность крупнейшего арабского города Израиля сюжетными перипетиями, нравами, бытовыми реалиями и политической атмосферой. Между тем, повествование оказывается остроумным и пронзительным отражением извечной полемики между поколениями с причудливой комбинацией идеологических наборов традиции и новаторства, терпимости и радикализма. Разрешение всех споров также оказывается универсальным- безусловная любовь отца и сына примиряет героев при всех разногласиях.

Примечательно, что ближневосточное кино было широко представлено на Девятом ОМКФ и во внеконкурсных программах, одна из которых стала именной ретроспективой наиболее значительной кинематографии региона: «70 лет израильского кино». Главный из современных израильских фильмов последнего года был представлен в подборке хитов крупнейших международных площадок «Фестиваль фестивалей»- Фокстрот Шмуэля Маоза, получивший Гран-при жюри Венецианского МКФ и национальную премию «Офир» как лучший израильский фильм. В этом повествовании о супругах, получивших ложное известие о гибели сына, проходящего службу в рядах ЦАХАЛ на затерянном среди палестинских просторов КПП, драматизм неотделим от горькой иронии, сдобренной абсурдистской интонацией. Создав один из лучших в современном кино образов безутешной скорби, практически заставляя зрителя необычайно точными деталями, невыносимо убедительным актёрским исполнением пережить опыт потери ребёнка, испытать то страшное чувство облегчения, что выражено возгласом героини «успокойся, убили кого-то другого», желать персонажам, будто своим родным, избавления вопреки любым их поступкам, авторы одновременно показывают происходящее словно с точки зрения Бога, утверждая, что Провидение осуществляет справедливость, увы, нисколько не прислушиваясь к нашим представлениям о ней, к нашим симпатиям и неприязни, к нашему голосу крови и соображениям о национальных интересах.

Ещё два фильма-участника программы «Фестиваль фестивалей», Отчеты о Саре и Салиме палестинца Муаяда Алаяна, получившие приз зрительских симпатий МКФ в Роттердаме, и Оскорбление ливанца Зиада Дуэри, лауреата награды Венецианского кинофестиваля за лучшую мужскую роль, также говорят о личной ответственности участников масштабных межнациональных столкновений. В обеих картинах незначительные бытовые происшествия и семейные драмы становятся искрой, поджигающей тлеющий фитиль неразрешённых исторических конфликтов. В Оскорблении ссора ливанца и палестинского беженца воскрешает призраков гражданской войны, оставшихся неотомщёнными и неоплаканными, что ставит Бейрут перед угрозой нового побоища. В Отчётах о Саре и Салиме заурядный адюльтер, который едва ли мог привести к последствиям более серьёзным, чем разрушение двух семей, если бы речь не шла о связи араба и еврейки, неожиданно становится полем столкновений израильских и палестинских спецслужб.

Нелепые, гротескные и вместе с тем вполне правдоподобные перипетии раскрывают весь абсурд, всю гибельность ксенофобии, нашей готовности ненавидеть и преследовать правых и виноватых во имя преступлений минувших лет и предрассудков старших поколений. При этом фильмы Алаяна и Дуэри убеждают свою аудиторию, что, пускай отношения народов-соседей отравлены историческими катастрофами, личное нравственное усилие, способность увидеть в чужом и чуждом собственное отражение помогает преодолевать непонимание и вражду.

4. Однажды на Диком Востоке

Показанный в Международном конкурсе полнометражный игровой дебют известного документалиста Романа Бондарчука Вулкан, как и Герой моего времени Тони Ноябрёвой, исследует реальность постреволюционной Украины. Сюжетной завязкой выступает исчезновение сотрудников миссии ОБСЕ, словно растворившихся в просторах херсонских равнин вместе со своим джипом. Неведомой, но, несомненно, печальной участи смог избежать лишь 35-летний переводчик-украинец, выбравшийся из злополучного автомобиля.

Село, в котором он оказывается (подобно воспетой в самом популярном фильме Бондарчука Украинские шерифы Старой Збурьевке, располагающейся приблизительно в тех же краях), выступает своеобразным фронтиром, ненадёжным рубежом между цивилизацией и варварством, где государственные институции то ли переживают окончательную деградацию, то ли лишь начинают формироваться. Неказистые ландшафты отечественной современности, по которым путешествует герой, словно приближающийся к сердцу тьмы капитан Уиллард (просёлочные дороги с возникающими из ниоткуда и уходящими в никуда людьми с оружием и без опознавательных знаков, общежития с ночными попойками и потасовками, сборы пожертвований на бронежилеты, которыми не обеспечивают своих солдат ВСУ) создатели фильма описывают как зачарованное пространство, одновременно нелепое, гротескное и поэтичное (Бондарчук в полной мере реализовывает свой вкус к столь характерному для украинской литературы и кинематографа магическому реализму, проявившийся ещё в его игровой короткометражке Таксист).

При этом в Вулкане отсутствуют те несколько решительных и предприимчивых граждан, которые в Украинских шерифах поддерживали видимость порядка, пытались преобразить этот край бесправия и нищеты вместо бездействующих либо превратившихся в криминальных вожаков властей. «Ты же был на Майдане, сражался в АТО, -укоряет герой приютившего его местного жителя, -почему ты ничего не пытаешься изменить?» Тот отзывается: «Майдан был там, АТО- там, а здесь- дикое поле, где ты не проживёшь, если не приспособишься». В одном этом коротком обмене репликами Бондарчук отражает одну из ключевых особенностей отечественной современности- изменить с помощью идеалов революционных баррикад привычную повседневность столь же сложно, как сохранить в душе и воплотить в поступки благочестивые устремления, которые наполняют нас в церкви.

Наиболее обескураживающий образ ленты- сам попавший в ловушку переводчик, который словно воплощает молодое поколение наших сограждан, призванных изменить плачевное положение вещей. Подобно учёному энтомологу из «Женщины в песках» Кобо Абэ, герой, приходя в ужас и недоумение от происходящего вокруг, постепенно смиряется со своей участью и, кажется, не делает сколько-нибудь серьёзных попыток ни бороться, ни бежать.

Герои другого дебюта, Когда падают деревья Марыси Никитюк из Национальной конкурсной программы, не так легко позволяют одержать над собой верх бесу конформизма. Уже накал взаимной страсти, связывающей девушку и парня из захолустного селения, кажется в этом обывательском царстве чем-то неуместным и непристойным. Впрочем, юные герои кажутся уроженцами не столько захудалого села, сколько окружающего приземистые домики и пыльные дороги леса, в чьих таинственных созданий, наполненных языческой чувственностью, подростки преображаются, оставаясь наедине под его сенью.
И всё же влюблённая пара мечтает об иных краях, а для того, чтобы раздобыть необходимые для осуществления побега средства, заняты вещами, преступными отнюдь не только с точки зрения своих ограниченных и угрюмых односельчан- юноша состоит в банде молодых налётчиков. Никитюк изображает мир, в котором вырваться из удушающего пространства скуки и мракобесия можно, кажется, лишь преступив человеческие и Божеские законы. Однако авторы ленты всё оставляют, с помощью нескольких поэтичных аллегорий, надежду на нашу способность противостоять окружению, сохранив свою душу незапятнанной.

Гораздо меньше надежды может отыскать зритель едва ли не самой ожидаемой из украинских лент фестиваля, вошедшего в программу «Специальные показы» Донбасса Сергея Лозницы, составленного из десятка новелл, представляющих собой кинематографическое воплощение рассказов очевидцев и роликов из юТьюба, посвящённых происходящему в «народных» республиках.

Ввиду готовящегося выпуска Донбасса в отечественный прокат должен заметить, что те синефилы, которые (подобно многим испытанным фестивальным завсегдатаям, приехавшим на Одесский фестиваль) не решатся посмотреть эту картину, пропустят самое захватывающее кинематографическое произведение, созданное представителем украинского кино за многие годы и, возможно, со своим безукоризненно выдержанным сочетанием смешного и страшного, гротеска и трагедии являющееся наиболее точным отражением отечественных реалий.

Донбасс Лозницы, изобилующий столь узнаваемыми (для их свидетелей и тех, кто находил в себе душевные силы просматривать соответствующие видеозаписи) сценами отжатий, расправ и свадеб, всей этой праздничной вакханалией люмпенов, добравшихся до автоматов Калашникова, трибун и кожаных кресел в высоких кабинетах, можно выдать за карикатурное упрощение, за пропаганду ненависти, вызывающую желание отгородиться от украинского Востока, словно от проклятых руин Иерихона. Боюсь, он и будет изображён подобным образом представителями самых различных идеологических чудачеств, от адептов «русской весны» до тех наших сограждан, что убеждены, будто Донецкая и Луганская области населены представителями какого-то иного животного вида.

Однако незаангажированный зритель не только увидит среди взбунтовавшегося сброда тех праведников, что призваны спасти этот край от участи Содома и Гоморры, но и пугающую зыбкость границы, отделяющей от нас оккупированные земли- один из эпизодов недвусмысленно указывает на связь заправил из «народных республик» с украинской политической элитой. При этом Донбасс представляет собой нечто гораздо более значимое, чем выразительное изображение кошмара украинской современности. Вчерашние уголовники, прикрывающие мародёрство идеологическими лозунгами, чиновники, удерживающиеся на своих постах, присягая на верность новым властям с тою же невозмутимостью, с какой это делают их киевские коллеги, готовность заурядных людей при случае присоединиться к толпе, глазеющей на очередное поругание Христа, и мигом превратиться из зрителей расправы в её участников, весь этот распад государственных институций и социальных связей, приводящий к распаду человеческой личности (или, быть может, позволяющей личности проявить свою подлинную природу, обычно сдерживаемую страхом уголовного наказания и общественного осуждения), предстаёт репортажем из преисподней цивилизации, не имеющей чётких географических координат, таящуюся в нашей душе.

5.

Какими бы достоинствами не отличались конкурсные программы фестиваля, представление о нём (во всяком случае, в сознании широких киноманских масс, знакомящихся с ним главным образом по списку победителей) может здорово испортить неудачный выбор жюри. В этом смысле работа судейских команд ОМКФ заслуживает высоких похвал. Пускай далеко не все завсегдатаи были согласны сопроводить их решения овациями, «Дюки» достались фильмам, чьи достоинства могут признать и те, кто не относится к числу их горячих поклонников.

Быть может, больше всего споров вызвало решение жюри Национальной программы, совпавшее с решением жюри ФИПРЕССИ, отдать приз за лучший полнометражный фильм документальной работе Александра Течинского Дельта. Какими бы эстетическими совершенствами не отличалась эта картина, многие, как и в прошлом году, когда победителем конкурса стала Dixie Land Романа Бондарчука, восприняли триумф документалистов как свидетельство излишней суровости членов жюри к игровому украинскому кино (тем более, что Международном конкурсе без наград остался незаурядный игровой дебют Бондарчука Вулкан.

Между тем, Дельту (прежде отмеченную специальной наградой конкурса «Мастера будущего» престижнейшего европейского фестиваля DOK Leipzig) со всей несомненностью можно отнести к числу главных достижений украинской документалистики. Подобно Живой ватре Остапа Костюка, лента посвящена обособленному миру представителей традиционных промыслов, кажется, застывшему во времени перед окончательным погружением в небытие. В картине Течинского городок Вилково в дельте Дуная предстаёт восставшим из вод Китеж-градом, затерянным вдали от социально-политических катаклизмов краем суровых и жизнерадостных рыбаков, чьи способы борьбы с силами природы, кажется, не претерпели особенных изменений с эпохи первобытно-общинного строя.

Между тем, и игровые ленты не остались без наград. Лучшим режиссёром была признана Тоня Ноябрёва за дебютный фильм Герой моего времени, посвящённый уже сугубо городской культуре, или, скорее, бескультурью- единственному, что в пространстве этой безжалостной к отечественной современности ленты связывает представителей социальных низов и элиты.

Другой дебют, Когда падают деревья Марыси Никитюк, где повествование разворачивается на зыбкой границе города, села и природы, получил приз за лучшее актёрское исполнение. Эту доставшуюся Анастасии Пустовит награду стоит воспринимать и как признание заслуг постановщика, добившегося от своих актёров исключительно редких в отечественном кино естественности и эмоционального накала.

Лучшим короткометражным фильмом Национальной программы была названа лента Марины Рощиной В радости, и только в радости, с сочувствием и выразительностью передающая (во многом благодаря тонкому исполнению Светланы Либет) душевное состояние молодой женщины, которая учится быть матерью, одновременно поддаваясь соблазнам юности.

Специальных упоминаний удостоились короткометражные картины Про Марка Львовича Тюльпанова, который разговаривал с цветами Даны Кавелиной, средствами кукольной анимации, использующей словно обломки, обрывки исчезнувшего мира, раскрывающая драму жителей Донбасса, переживших войну, гибель близких и изгнание, и Связь Жанны Озирной, в которой автор на примере собственных близких исследует соответствие традиционных представлений о семье современным реалиям.

В конкурсе европейских документальных фильмов победу также одержала украинская лента, Домашние игры Алисы Коваленко, превосходный пример сплетения психологической и социальной драмы. Авторы фильма показывают, как карьера футболистки оказывается для юной девушки возможностью преодолеть трудности, обусловленные семейными драмами, и вырваться вместе с оказавшимися на её попечении братом и сестрой из неблагополучного окружения.

Специальное упоминание в документальной программе получила лента Эгиля Госкйольда Ларсена 69 минут из 86 дней, пронзительная история одиссеи, пережитой одной из сотен тысяч семей, бегущих, подобно Святому семейству две тысячи лет назад, в поисках спасения от тирании и гражданской розни.

Что касается основной, Международной конкурсной программы, мнения жюри и обычных поклонников киноискусства очевидным образом разошлись. Жюри отдало свои симпатии ленте греческого режиссёра Бабиса Макридиса Жалость- ей досталась награда не только за лучший фильм, но и за лучшую режиссуру, что представляется несколько расточительным, учитывая, что несколько по-настоящему значимых картин остались вовсе не отмеченными. Жалость можно охарактеризовать как кино в равной степени изысканное и сложное для просмотра- в зрительском рейтинге фильм получил одну из самых низких оценок, и немало даже испытанных киноманов покинули зал до окончания сеанса, будучи вынужденными впоследствии выслушивать злорадные заверения товарищей, что эффектный финал вознаградил оставшихся за терпение. Примечательно, что предшествующий, дебютный фильм Макридиса L получил Гран-при кинофестиваля «Молодость»- и занял по результатам аналогичного зрительского голосования последнее место.
Как и L, Жалость отличает своеобразное чувство смешного и отстранённая, несколько абсурдистская интонация повествования (напоминающая о творчестве Йоргоса Лантимоса). Фильм рассказывает о человеке, который, переживая тяжёлое состояние супруги, попавшей в автокатастрофу, неожиданно открывает источник подлинного наслаждения в возможности предаться безутешной скорби и в сочувствии со стороны окружающих, и, желая усилить эти ощущения, заходит всё дальше. Историю можно воспринимать и как полную горькой самоиронии метафору Греции, подчас ищущей у европейского сообщества сострадания к своим бедам с ухватками то попрошайки, то уличного громилы, и как саркастическое исследование самых тёмных уголков человеческого сознания, нашей способности упиваться собственными несчастьями и прочих маний, овладевающих нашей душой.

Специальное упоминание получила картина, оценённая зрителями ещё ниже- Поророка Константина Попеску, несколько вторичный в своей образцовости представитель Румынской новой волны, с почти невыносимой убедительностью фиксирующей состояние человека, чей ребёнок был похищен.

Гораздо больше по вкусу (четвёртое место по зрительскому голосованию) пришлась публике Девушка Лукаса Донта, исполнитель главной роли в которой, Виктор Польстер, завоевал награду за лучшую актёрскую работу. В этой почти лишённой сюжетных поворотов ленте драматическое напряжение держится именно на завораживающей игре молодого актёра, сумевшего передать физический дискомфорт девушки, родившейся в мужском теле, постепенно переходящий в тяжёлое психическое расстройство.

Что же касается лучшего фильма по версии зрителей- которому, как известно, и вручается Гран-при Одесского кинофестиваля, -то им стал Хрусталь Дарьи Жук (кажется, первая картина режиссёра из Беларуси, попавшая в конкурс украинского МКФ со времён Врагов Марии Можар, в 2007-м получивших главный приз бердянской «Бригантины»). Хрусталь оказался неожиданно смелым произведением, через камерную драму о девушке, попавшей в затруднительное положение при попытках получить американскую визу, раскрывающей затхлую социально-политическую атмосферу соседней страны.

Между тем, институции лукашенковского режима в ленте практически отсутствуют, их воплощением предстают обычные граждане, чья ограниченность, невежество и жестокость делают их идеальными подданными диктатуры. Село, в котором оказывается героиня, та подлинная, народная Русь, священная для поколений славянофилов, предстаёт преображённой нищетой и невежеством в пространство варварства и беззакония. Есть в ней и нечто от кафкианского мира, живущего по неведомым и кажущимся чужаку нелепыми, но жёстко регламентированным правилам и обычаям, не поддающимся никаким переменам- к ним нужно либо приспособиться, либо искать от них спасения в иных краях.

В картине всё же появляется словно бы случайный, но очень выразительный политический образ- автобус, в котором героиня устремляется к своему зыбкому будущему, проезжает мимо движущейся в том же направлении демонстрации с написанными на беларуском лозунгами с требованиями соблюдения гражданских прав. Подобно многим отечественным лентам, фильм-победитель Девятого Одесского кинофестиваля свидетельствует, что поиск личной свободы неотделим от борьбы за лучшее завтра своей страны.

P.S. Присуждение Гран-при Хрусталю было омрачено известием, что сыгравшая в нём главную роль российская театральная актриса Анна Насибуллина является женой реппера Хаски, известного не только радикальными шовинистическими взглядами, но и навещавшего сепаратистские формирования в зоне АТО; сам Хаски также появился на экране в эпизодической роли. Как прокомментировала режиссёр Дарья Жук, «кино снималось в контексте моей страны Беларуси. Я не знала об этой ситуации, так как интервью с актерами на тему их политических взглядов я не проводила. Главная героиня, которая мечтает уехать из своей родной страны, уже ставит своей внутренней свободой под вопрос позицию окружающего ее разношерстного развивающегося общества и таким образом и даёт толчок драматическому развитию сюжета. Можно ли быть свободной в стране, где свобода ближнего твоего ограничена внутренней и часто внешней и исторической травмой? Фильм как раз рассуждает на эту тему». Редакция Укринформа ждёт комментариев со стороны оргкомитета фестиваля.

Со своей стороны замечу, что припадок патриотической бдительности с проклятиями в адрес фестиваля и издёвками над фильмом, бескомпромиссно и тонко обличающим лукашенковский режим, представляются мне очередным примером зыбкости ментальных границ между нашим оплотом демократии и запоребриковыми скрепами. Наши соотечественники, подобные инициатору скандала, журналистке Алене Балабе (https://www.facebook.com/olena.balab...37121829671298), которые не видели не только Хрусталь, но и не посетили ни одного сеанса, не имеющие никакого представления ни об ОМКФ, ни о специфике работы любого крупного кинофестиваля (как заметила г-жа Балаба, «из-за своей занятости пропустила фест, даже пресс-карту не было времени забрать»), зато имеющие достаточно свободного времени, чтобы копаться в родственных связях членов съёмочных групп, в своих насыщенных требованиями отобрать у фильма Гран-при, связаться с СБУ и покарать организаторов высказываниях ничем не отличаются от лирических героев писем советских трудящихся с их «роман Пастернака не читал, но осуждаю вслед за любимой партией и правительством» или подпевал российского министра культуры Владимира Мединского и его белорусского коллеги Юрия Бондаря.

Собственно, именно об этом и повествует фильм-победитель Одесского кинофестиваля- тирания держится не на государственных структурах, а на глупости и агрессии простых граждан, вне зависимости от того, паспорт какой богоспасаемой страны они могут вытащить из своего кармана. Алёне Балабе и её единомышленникам я бы посоветовал уделить больше внимания семейным древам верстальщиков и корректоров украинских книг, и, буде они отыщут среди их ветвей супругов, кузенов и дядюшек, замеченных в пророссийских взглядах и участвоваших в антимайданных сборищах, призвать к запрету романы Жадана и Андруховича за сепаратизм и кремлёвскую пропаганду.





Украинские кинематографисты, представившие свои работы в рамках Девятого Одесского международного кинофестиваля, продемонстрировали чуткость к настроениям своих соотечественников, готовность говорить на неудобные темы, внимание к представителям социальных низов и поиск новых форм выражения. «Украинская правда» отобрала наиболее значимые полнометражные отечественные ленты, чьи премьеры состоялись в различных программах ОМКФ.

Вулкан (Украина-Германия-Монако), режиссёр Роман Бондарчук. Международная конкурсная программа

Селение, затерянное среди просторов Херсонской области, предстаёт в ленте одного из ведущих отечественных документалистов аллегорией нашей тревожной современности с её войной, социально-экономическими катаклизмами и решительным нежеланием большинства наших сограждан менять привычное существование.
Центральный персонаж ленты, 35-летний сотрудник миссии ОБСЕ, по всей видимости, глубоко неудовлетворённый тем, как прошла до половины его земная жизнь, после таинственного исчезновения коллег оказывается в этом застывшем во времени пространстве нищеты и беззакония, где привычные реалии приобретают фантасмагорические черты, а его обитателями владеет какая-то воинственная апатия. Это своеобразное чистилище (чьим символом может служить агитационный плакат, на котором в манере знаменитого кадра из Персоны Ингмара Бергмана составлены лица Януковича и Порошенко) заставляет героя мобилизовать душевные силы и отыскать в себе волю к жизни.

Герой моего времени (Украина), режиссёр Тоня Ноябрёва. Национальная конкурсная программа (Приз за лучшую режиссуру)

Тема перемены личной участи и общественных преобразований- или, скорее, неспособности к ним, -в дебютной ленте Тони Ноябрёвой раскрывается в образах киевских спальных районов, рынков и арт-галерей, которые создатели словно заново позволяют увидеть аудитории глазами своего персонажа, молодого провинциала без определённого рода занятий, но полного неколебимой уверенности в собственные силы и вместе с тем томительного стремления к чему-то, ему недоступному.
Дивный новый мир столицы оказывается огорчительно узнаваемой вотчиной самодовольного жлобства и цепкой коррупции, кажется, никогда не переживавшей вторжения революционных порывов. При этом безжалостная точность наблюдений смягчена остроумием и симпатией к персонажам, благодаря чему Герой моего времени предстаёт произведением столь же жизнерадостным, сколь и бескомпромиссным.

Гоголь Док (Украина), режиссёр Алиса Павловская. Национальная конкурсная программа

Документальная лента о подготовке к проведению IX Международного фестиваля современного искусства Гогольfest, о преображении «Арт-завода Платформа» в крупнейшую в стране творческую лабораторию является чем-то большим, чем обнажение фестивальной машинерии, чем проведённая для гогольфестовских завсегдатаев экскурсия с Владом Троицким и его соратниками в качестве гидов. Произведение воспринимается и как выразительная иллюстрация к ахматовским строкам о рождении цветов искусства из будничного сора, и как отражение плачевного состояния культурной сферы, создаваемой почти исключительно самоотверженными усилиями безумных энтузиастов.
То обстоятельство, что премьера ленты состоялась уже после вынужденного переезда фестиваля в Мариуполь, подчёркивает её основную метафору- возведение театральных подмостков сравнивается со строительством Вавилонской башни, обречённой остаться незавершённой, обрушиться не велением Небес, а из-за равнодушия государства и общества.

Дельта (Украина), режиссёр Александр Течинский. Национальная конкурсная программа (Приз за лучший полнометражный фильм, приз ФИПРЕССИ)

Фактура городка Вилково с его заповедными хатами, возникающими из воды, тумана и мрака, словно из глуби времён, играет в этом медитативном, поэтичном документальном повествовании большую роль, чем сюжетные линии, складывающиеся из повседневных забот и тревог местных жителей, чей уклад едва ли претерпел существенные изменения за последние века.
В самой монотонности этого произведения ощутимо величие эпоса. Кажется, эти орудующие то косами, то вёслами суровые и при этом жизнерадостные обитатели дельты Дуная ждут своего Гомера, или, скорее, Вергилия, который воспоёт их труды и дни, пока они окончательно не растворились в пространстве, не погрузились в реку забвения.

Домашние игры (Украина-Франция-Польша), режиссёр Алиса Коваленко. Конкурс европейских документальных фильмов («Лучший фильм»)

Словно в классической спортивной драме, карьерные достижения юной футболистки предстают в ленте Алисы Коваленко метафорой поиска своего места под солнцем, борьбы с собственной слабостью и неуверенностью, обретением личного достоинства. Тренировки, матчи, прогулы и ссоры с тренером становятся рифмой к её семейным неурядицам и личным переживаниям, а необходимость взять на себя заботу о младших брате и сестре заставляет её прочувствовать ответственность и за собственное будущее.
При этом режиссёру удаётся не только раскрыть характер своей героини, но и передать через драматическую ситуацию, в которой оказалась она и её близкие, атмосферу, царящую на социальном дне, из чьих душных объятий способны вырваться лишь немногие даже из наиболее одарённых подростков.

Донбасс (Германия-Украина-Франция-Нидерланды-Румыния), режиссёр Сергей Лозница. «Фестиваль фестивалей»

В отношении фильма Лозницы было бы уместно перефразировать высказывание Данте Габриэля Россетти: «Действие фильма происходит в Аду, но имена и названия отчего-то украинские и русские». Составленный из эпизодов, до невыносимости убедительно воспроизводящих любительские видео и рассказы очевидцев о повседневности «народных республик» с её подвалами, междоусобицами и празднествами, Донбасс можно назвать одним из самых выразительных в истории кино обращений к апокалиптическому жанру, построенных на документальном материале.
В этом изображении локального конца света трагедия неотделима от гротеска, деградация социально-политических институтов- от нравственного падения, от готовности наших ближних, освободившихся от страха наказания, или, напротив, оказавшихся перед угрозой расправы, преступать любые человеческие и Божественные законы.
Стоит заметить, что эта преисподняя (в которой, если приглядеться, всё же пребывает немало праведников), отнюдь не ограничена зоной, подконтрольной люмпенам-сепаратистам и российским оккупантам- на сборищах местных бесов-распорядителей можно услышать не только «Славься, Республика наша народная», но и гимн Украины.

Женщина на войне (Исландия-Франция-Украина), режиссёр Бенедикт Эрлингссон. Фильм-открытие

Первый фильм-открытие ОМКФ, в производстве которого приняла участие Украина, стал хорошим примером вклада фестиваля в развитие копродукции в отечественном кинопроцессе- идея совместной картины появилась у исландца Бенедикта Эрлингссона после показа в Одессе его нашумевшего дебюта О лошадях и людях. С нашей страной Женщину на войне связывает образ девочки, родители которой погибли в ходе боевых столкновений на Донбассе. Однако упомянутая в названии война разворачивается на родине постановщика и, вместе с тем, весьма напоминает украинские реалии: подавшая документы на удочерение украинской сироты сорокалетняя исландка, вооружившись луком и пластиковой взрывчаткой, противостоит алюминиевой корпорации, под эгидой властей уничтожающей окружающую среду на благо национальной экономике.
Решимость продолжать борьбу за неприкосновенность флоры и фауны сталкивается в душе героини со страстным желанием покинуть тропу войны за наследие грядущих поколений, чтобы обеспечить счастье ребёнку из другого конца Европы. Особая ироническая интонация лишь подчёркивает драматизм этого повествования о взаимосвязи личных трагедий и глобальных катастроф.

Когда падают деревья (Украина-Польша-Македония), режиссёр Марыся Никитюк. Национальная конкурсная программа («Лучшая актёрская работа»- Анастасия Пустовит)

Дебют Марыси Никитюк воспринимается как свидетельство, что, вопреки всем мертворождённым поделкам последних лет с их утомительным парадом клише, жанр украинского поэтического кино в своём современном воплощении может оказаться живым, чувственным осмыслением нашей действительности. Пускай действие ленты разворачивается во вполне узнаваемых координатах деревенской глуши, безрадостных городских окраин и просёлочных дорог; её юные герои, способные в полной мере реализовать свою страсть лишь под пологом леса, кажутся персонажами архаических сказаний, принадлежащие скорее природе, чем цивилизации.
В этой новой лесной песне влюблённая пара противостоит обывательскому убожеству, отвергая любые моральные нормы, которые, впрочем, в изображённом мире кажутся набором фарисейских заблуждений.

Михаил и Даниил (Украина-США), режиссёр Андрей Загданский. Конкурс европейских документальных фильмов

Лента 1992-го года Двое Андрея Загданского стала одним из первых в отечественном кинематографе произведений, посвящённых жизни семей, один из членов которых страдает от тяжёлой инвалидности, их ежедневной борьбе с болезнью и с обществом, отказывающим им в элементарных человеческих правах. Спустя четверть века Загданский возвращается к своим героям, известному художнику Михаилу Щиголю и его поражённому церебральным параличом, глухонемому сыну Даниилу, с которым тот был вынужден, покинув родной Киев, переехать в Чехию в поисках медицинской помощи и социальной интеграции.
В Михаиле и Данииле творческие терзания, переживаемые отцом, сплетены с физическими страданиями сына, которому каждое точное движение, необходимое в его работе в сувенирной мастерской, даётся ценой непредставимых усилий. При всей доброжелательности окружения, кажется, лишь в общении друг с другом они способны преодолевать своё одиночество, свою замкнутость в личной боли.
Фильм Загданского, являясь тонким исследованием взаимоотношений отца и сына с их взаимной зависимостью и поиском свободного пространства, обладает мощным нравственным посылом, столь актуальным в нашей стране, где люди с ограниченными возможностями (как, впрочем, и художники) в большинстве своём вынуждены пребывать на социальных маргиналиях.

Тера (Украина), режиссёр Никон Романченко. Национальная конкурсная программа

Полнометражный вариант фильма Вне зоны (получившего специальный диплом в Национальном конкурсе МКФ «Молодость») вслед за первоисточником посвящён сотруднице тернопольской кондитерской фабрики Тера, занятой будничными обязанностями, а на выходные отправляющейся в неназванный город на востоке, чтобы выяснить, нет ли среди последних из погибших бойцов ВСУ её сына, переставшего отвечать на телефонные звонки.
Пускай в новой версии и нет принципиально новых сцен, само увеличение хронометража добавило повествованию драматизма, позволило лучше показать, как трагедия существует в повседневности, не смешиваясь с нею, показать ту реальность войны среди мира, в которой существуют тысячи наших соотечественников.
Doerty вне форума   Ответить с цитированием
Ответ
Форум www.neformat.com.ua > Main > Video-Art
Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск

Похожие темы
Тема Автор Раздел Ответов Последнее сообщение
Одесский международный кинофестиваль 2017 / Одеський міжнародний кінофестиваль 2017 / Odessa International Film Festival 2017 Doerty Video-Art 11 07.07.2018 18:59
Одесский международный кинофестиваль 2016 / Одеський міжнародний кінофестиваль 2016 / Odessa International Film Festival 2016 Doerty Video-Art 6 01.08.2016 15:02
Одесский международный кинофестиваль 2015 Одеський міжнародний кінофестиваль 2015 Odessa International Film Festival 2015 Парфён Мышкин Video-Art 27 25.07.2015 20:45
Четвертий Одеський міжнародний кінофестиваль / Четвёртый Одесский международный кинофестиваль / ОМКФ-2013 Doerty Video-Art 6 19.12.2013 11:22
Третій Одеський Міжнародний Кінофестиваль, Третий Одесский Международный кинофестиваль, ОМКФ-2012 Doerty Video-Art 12 28.07.2012 20:15

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.


   
 
Текущее время: 15:16. Часовой пояс GMT +3.
Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2018, vBulletin Solutions, Inc.
Перевод: zCarot
НовостиСтатьиОбзоры
АфишиСсылкиФорум
Team/FAQ

Facebook Twitter Vk.com Mixcloud Last.fm YouTube

Designed by LaBIZz
Все материалы, размещенные на этом сайте, распространяются на условиях
Creative Commons Attribution-Share Alike 3.0 License.

Neformat.com.ua team – © 2004-2015, Киев.